Главная
страница 1
скачать файл
Борисова Ольга. 4 курс. З. О.
Мой первый раз.
Кирилл часто звал маму, а когда она заходила в его комнату и спрашивала, чего он хочет, он виновато пожимал плечами и отвечал: «ничего». Ему просто хотелось, чтобы она находилась рядом c ним. Мама была высокая и худая, от нее всегда пахло жасмином и шоколадом. У нее были большие ласковые глаза и тонкие пальцы. Голос мамы, нежный, подобный журчанию ручейка, успокаивал Кирилла. С ней он чувствовал покой и умиротворение. Отца мальчик боялся, тот работал военным. Высокий, прямой как линейка, он всегда ходил в вычищенных черных больших сапогах и от него пахло табаком.. Он мало обращал внимания на сына, но если такое случалось, то обычно отец брал его на руки, неизменно делая мальчику больно, и, держа прямо перед собой, изучал Кирилла как какое-то произведения искусства. При этом его непроницаемые глаза сужались, и взгляд становился неприятным. Сын непременно краснел. Это обстоятельство не нравилось отцу.

- Что ты краснеешь как баба? - ворчал он и ставил его на пол. Но чем больше Кирилл пытался не краснеть, тем больше у него получалось наоборот.

Кирилл боялся темноты, оставаться одному, и ему повсюду мерещились чудища, но от отца страхи малыша скрывались. С ним постоянно находилась или мама или нянечка, добрая старушка, которую он называл бабушкой.

Когда мальчику шел седьмой год, отец решил, что его сыну незачем ходить в обычную школу, до которой идти всего пару минут, а непременно в военную, которая находилась далеко от дома.

На несмелые уговоры мамы отец заявил: «ты из него бабу вырастишь, а мне с ним возиться некогда». Он лично сообщил эту новость сыну. Кирилл покраснел от пристального взгляда отца, опустил глаза, но не заплакал. Видимо, отец тоже ожидал что он заплачет, потому что посмотрел на него одобрительно. Единственное, что спросил Кирилл, это как часто он будет приезжать домой. Да и то, потому что отец не уходил: он сидел и молчал, и это молчание угнетало ребенка.

- Я сам там учился. Это хорошая школа, она слепит из тебя мужчину, – сказал отец, оставив его вопрос без ответа.

Он часто так делал и Кирилл никогда не повторял задаваемых вопросов. Когда пришла мама, Кирилл заплакал, мама принялась успокаивать его, она говорила, что он часто будет приезжать домой, и у него в школе обязательно появится много друзей. Но сама она не выдержала и заплакала. Мальчик не понимал, почему мама плачет, если говорит, что там хорошо.

В школу они ехали на поезде, мама сидела необычно бледная и печальная возле отца, а Кирилл на против них. Кирилл смотрел в окно и молчал. Он не смел посмотреть на отца. Хотя тот укрылся от всех под газетой, ему казалось, что отец способен смотреть на него и сквозь бумагу; а мать же он не смотрел, потому что у нее был слишком печальный вид. Мальчик винил себя в том, что мама печальна, и отчего-то стыдился этого. Когда они доехали до места, погода испортилась: дул холодный ветер, надвигались тучи, небо все мрачнело и мрачнело. И к тому моменту, как они на старом такси подъехали к школе, прямо напротив здания сверкнула молния. Кирилл испугался, забыв всякую осторожность подбежал к маме и прижался к ней всем своим маленьким крохотным тельцем. Отец что- то проворчал себе под нос непонятное и поморщился. Мама обняла его одной рукой, и впервые ее объятия стало болезненным, потому что она схватилась за него так, словно хотела слиться с ним воедино. Здание казалось неимоверно большим, мрачным и холодным. Кирилл задрожал, и не смог унять дрожь, даже когда они вошли внутрь.

Отец пошел к директору один, мать осталась с мальчиком в приемной: она смотрела стеклянными глазами на облезлую стену и теребила в руках свои перчатки. И, казалось, даже не заметила отсутствия рядом мужа. Мальчик заерзал на неудобном стуле, тем самым стараясь привлечь ее внимания, но мама не двигалась. Где-то вдалеке послышался звонок и здания наполнилось жизнью: множество шагов и голосов послышалось отовсюду, но ни одного веселого смеха, лишь монотонное бубнение. Через десять минут тот же звонок повторился, но еще раньше наступила гнетущая тишина.

Ждать пришлось долго. Наконец, дверь открылась, вышел отец, а за ним показался пожилой человек в форме, они над чем-то громко смеялись. Незнакомец был намного меньше ростом, чем отец, но лучше сложен. Самые примечательными чертами в нем являлись проплешина на голове и серьезные глаза, которые не умели улыбаться, даже когда улыбались губы.

- А вот и мой сын, - с ноткой гордости сказал отец, показывая на него.

- Похож! похож! - похвалил пожилой человек, едва взглянув на мальчика.

Брови у ребенка поднялись вверх: голос у отца был какой-то чужой, он раскраснелся и глаза его блестели. От обоих пахло сильно сигаретами и еще чем-то неприятным. Мать зачем-то встала и молча смотрела на мужчин.

- А это моя жена, Галина Павловна, - небрежно бросил отец, махнув в ее сторону. Пожилой человек рассмотрел Галину Павловну внимательно, с ног до головы, после чего пожал ей руку.

- Владимир Иванович. Очень приятно с вами познакомиться. Я пригласил вас с мужем в гости, возражения не приму, а то обижусь, так что мальчика разместим и ко мне.

- Конечно, пойдем – ответил отец, не дав сказать жене ни слова, она только успела открыть рот, а потом закрыть.

Кирилл шел с мамой сзади, а отец с директором шли впереди. Наконец, Кирилла в вели в комнату, где он будет жить. Комнатка оказалась маленькой и неуютной. Чемодан сына отец поставил возле незанятой кровати. Он стал подгонять мать, которая ни как не хотела уходить, и вскоре они ушли, оставив мальчика одного. Отец даже не кивнул головой на прощание, так заболтался с Владимиром Ивановичем.

В военной школе Кирилл старался как мог учиться хорошо, но получалось у него отчего-то плохо. Он общался со всеми сверстниками, не делая исключений, и каждого из них уважал, но говорил мало и кратко. Лишь через неделю Кирилла словно прорвало, он разговорился с соседом, толстым кучерявым мальчиком по имени Коля, и проговорил два часа без остановки, не дав тому сказать ни слова, чем ни мало удивил и его, и еще двух соседей по комнате. Цель существования Кирилла сводилась к тому, чтобы поскорее прошли две недели и тогда на выходные он поедет домой - так ему обещала мама. О маме Кирилл вспоминал часто, об отце же только когда видел холодный взгляд учительницы Елены Петровны. Елена Петровна была высокого роста и ужасно худая – до того, что щеки у нее ввалились. Она говорила громко, мужским голосом, и носила всегда только черные вещи.

Кирилл мало интересовался своей учительницей, напротив, он старался не смотреть на нее, потому что ее боялся. Как- то раз, в среду, в столовой Коля толкнул его под локоть и с заговорщеским видом сказал - видишь, Елена Петровна сидит? Знаешь, почему с ней никто не садится?

Кирилл бросил быстрый взгляд в сторону учительского стола. Елена Петровна сидела прямо, как палка, и меланхолично что-то жевала, рядом действительно никого не было, хотя за некоторыми столами сидело больше преподавателей, чем это положено.

- Почему? - спросил Кирилл.

-Она мутант! – радостно заявил Коля.

-Кто? - не понял Кирилл.

- Ну, ты даешь, не знаешь, кто такой мутант! - вмешался в разговор мальчик, который сидел справа от Кирилла. Он все время забывал, как его зовут.

-Это не люди, а монстры, они питаются людьми, – объяснил мальчик. – Вот, все об этом узнали и боятся ее.

-Но зачем Елена Петровна тогда приходит в столовую? – не веря в сказанное спросил Кирилл.

- Делает вид, что такая же, как и все мы. Но тайное всегда становится явным, – таких умных фраз Коля нахватался у старшей сестры, обычно он вставлял их не к месту, но в этот раз попал в точку.

После этого короткого разговора Кирилл стал наблюдал за Еленой Петровной и заметил, как неодобрительно на нее смотрят другие учителя, как ученики боятся ее, как шепчутся за ее спиной, и как замолкают разговоры при ее приближении. И, наконец, мрачный вид ее стал последней каплей, которая убедила его в том, что, похоже, это так и есть. Теперь Кирилл, смотря на свою учительницу, на ее белые зубы, которые она то и дело показывала при рассказе материала, начинал дрожать и по его спине пробегал холодок.

В пятницу Елена Петровна вызвала его к доске, он нехотя вышел, встал подальше от нее и никак не мог понять, о чем она его спрашивает, потому что смотрел только на ее зубы. Кирилл смог разобрать только одно слово и это было его имя. Учительница приблизилась к нему, мальчик стал пятиться к доске, учительница протянула ему руку. Кирилл громко, сам от себя такого не ожидая, закричал: «Не трогайте меня!». Елена Петровна вздрогнула, в классе кто-то вскрикнул и все разом замерли. Кирилл так испугался содеянного! Он не хотел это произносить в слух, это вырвалось у него непроизвольно.

Он не стал дожидаться, что будет дальше, и выбежал из класса.

Кирилл сидел в кабинете директора, на него орали, он плакал, его трясло, он ничего не соображал. Мальчик хотел к маме. Ну как же он хотел к маме! Сначала Владимир Иванович говорил, а рядом маячила Елена Павловна, она была необычайно бледная и все повторяла, как казалось Кириллу, одну и туже же фразы, вот только он не понимал ее, потом она ушла, директор говорил и говорил, а его слова сливались в монотонное жужжание. Наконец, он замолчал. Кирилл продолжал плакать. Ему было стыдно, он понимал, что поступил очень плохо.

- Я знаю, по школе ходит слух. Да, это правда, у Елены Петровны на ногах шесть пальцев вместо пяти, но это не повод для того, чтобы испытывать отвращение, – подытожил директор.

Кирилл перестал плакать, он непонимающе смотрел на Владимира Ивановича.

- Что? - сказал он и замолчал в нерешительности.

-. У Елены Петровны шесть пальцев на ногах вместо пяти.

- Но мне говорили, что она мутант, – сказал так же не понимая суть, как и раньше, ученик.

Директор хитро сощурился:

- И что такое, по-твоему, мутант?

- Это те, которые едят людей.

Директор громко засмеялся. Он смеялся до хрипоты, так что покраснел как рак.

- Мутанты не едят людей, ну, может, только некоторые, - Владимер Иванович замялся, посмотрел на мрачное лицо ребенка, и безоговорочным тоном повторил, - Мутанты не едят людей. Это те люди, у которых шесть пальцев на ноге, - он остановился, хотел еще что-то сказать, но передумал.

- Но я видел, как к Елене Петровне все относятся - они не общаются с ней.

Директор нахмурился:

– Ты вряд ли поймешь, – поджав губы, сказал он.

В дверь постучали, и неожиданно для мальчика вошел отец. Кирилл вжался в кресло. Отец явно был злой, он с отвращением посмотрел на плачущего сына.

-Выйди! – грозно крикнул он на ребенка, и мальчик тут же повиновался.

Мама сидела в приемной, Кирилл подбежал к ней и крепко-крепко обнял. От нее пахло не жасмином, а какими- то другими духами, незнакомыми. Кирилл отстранился от нее, чтобы убедиться, что это точно она. Мама улыбалась, вот только глаза у нее были грустные, и мамина правая щека припухла.

- Мама, ты заболела? - забыв о своих несчастьях с беспокойством спросил мальчик.

- О, нет, просто зуб болит, – сказала она, не смотря ему в глаза , что ей было несвойственно. – Ну, что у тебя случилось, рассказывай.

И мальчик все ей поведал.

- Сейчас домой поедим, все будет хорошо, – гладя мальчика по голове, успокаивала его мама. Дверь открылась, вышел отец, и их разговор тут же прервался.

- Ты с нами не поедешь, ты наказан, - сказал отец.

- Но, Миша! - воскликнула мама, вскочив с места.

Отец взял маму за локоть и отошел в сторонку, там они о чем-то шептались, а когда вернулись, оба явно были не довольны.

- Ты с нами не поедешь, ты наказан, - вновь повторил отец.

-Я так вас ждал! Мне здесь плохо, меня никто не понимает. Я так.., - Кирилл не мог найти подходящего слова.

- Любые уговоры бесполезны! - крикнул в ответ отец.

Мальчик, позабыв осторожность, заплакал.



В понедельник утром Кирилл остался в классе после уроков. Его наказанием было дежурить два месяца подряд, притом одному. Он в тот же день извинился перед Еленой Петровной. Но все равно чувствовал себя виноватым. Кирилл неумело мыл пол и часто поглядывал на учительницу - она сидела за учительским столом и проверяла тетради. Ее лицо оставалось как обычно невозмутимым, но, когда он в одно из последующих мгновений посмотрел на нее, она грустно смотрела в окно. Кирилл вспомнил, как часто так же смотрел в окно в своей комнате в общежитие, и замер с тряпкой в руках. Елена Петровна обернулась, и они минуту смотрели друг на друга. Потом Елена Петровна сделала то, что он от нее совсем не ожидал - она улыбнулась ему. И в это мгновение стала похожа на маму. У Кирилла на языке вертелось: «простите меня». Но в горле все пересохла и рот не открывался. Елена Петровна вновь принялась за проверку тетрадей, но на губах осталось подобие улыбки.
скачать файл



Смотрите также:
Борисова Ольга. 4 курс. З. О. Мой первый раз
77.3kb.
Краткая аннотация курса по выбору "Инструментальная поддержка статистического анализа финансового сектора" каф. Статистика, проф. Левит Б. Ю
20.6kb.
Урок русского языка по программе
37.69kb.
Рисуем флешку
16.95kb.
10-30 – открытие межмуниципального этапа областного фестиваля творчества учащихся «Звезды Балтики» в номинации «Хореография»
60kb.
20 февраля (суббота)
8.64kb.
Рассказчик посетил станцию, на которой жил «Станционный смотритель»
9.45kb.
Тестируем термопасты
128.38kb.
Туры за мехами + отдых на побережье Лето 2013
25.21kb.
День Європи у с. Багринівка
8.02kb.
Привет всем,как,ценитялям данного направления,так и первый раз послушавшим что-то подобное и даже тем кто "брызжет ядом"наткнувшись на наши треки да,да вам тоже привет-искрене и без какой-либо доли сарказма
15.05kb.
Иммуногенетические маркеры бактериальных и вирусных инфекций
59.97kb.