Главная
страница 1страница 2страница 3
скачать файл



Нина Корос

« ЯБЛОЧНЫЙ СПАС»
Пьеса в трех действиях
Действующие лица
Вера Васильевна Самарина- хозяйка загородного дома

Александр Сергеевич

Татьяна Сергеевна ее дети

Людмила Сергеевна

Ольга – жена Александра Сергеевича

Анна Степановна - соседка Веры Васильевны

Вадим Николаевич – друг Людмилы

Денис – влюбленный в Людмилу молодой сосед

Григорий Матвеевич Сидоров – давний знакомый Веры Васильевны

Действие происходит в наши дни 19 августа, день, называемый Православной церковью Яблочным Спасом. В этот день в Храмах освящают плоды нового урожая. На Руси принято освящать яблоки.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Дом Веры Васильевны. Сцена поделена на три части: в центре гостиная, где находится большой обеденный стол, накрытый белой скатертью, диван, стулья, на стене зеркало в старинной раме, большой старый буфет, на котором, накрытое салфеткой блюдо с яблоками. Рядом с буфетом вход на кухню. Окно со стороны зрительного зала.

Слева открытая веранда, служащая и прихожей. Справа небольшая комната, виден стеллаж с книгами, письменный стол, на нем старая пишущая машинка, горка журналов и бумаг. На стене видна икона, на стеллаже небольшая фотография мужчины и женщины.



Вера Васильевна и Анна Степановна хлопочут возле стола.
Вера Васильевна. Ой, кажется, котлеты подгорели! (Скрывается на кухне.)

Анна Степановна (громко). Да успокойся ты, ничего там не горит. Когда еще все соберутся, все ли смогут приехать – неизвестно, а ты уже наготовила всего как на Маланьину свадьбу… Вер, Вера!

Вера Васильевна (появляется из кухни). Что?

Анна Степановна (тихо). Ты как, сразу им скажешь или как...?

Вера Васильевна. Или как! Я выберу время и место, я знаю, когда и что сказать. Пусть сначала встретятся, посидят, поговорят. Сначала должен быть праздник, а уж потом… Ты сама-то не скажи, правдолюбица ты наша.

Анна Степановна. Ты, мать, совсем меня за глупую держишь. Я ведь о тебе беспокоюсь.

Вера Васильевна. А я о детях своих. И хватит об этом! (Уходит на кухню.)

Слышен звук подъезжающей машины.

Анна Степановна. Кажется, первые гости! (Подходит к окну.) Вера!

Вера Васильевна (возбужденно). Слышу, слышу…(Подходит к Анне Степановне. Обе женщины старательно смотрят в окно.) Сашенька!

Анна Степановна. По-моему, кто-то другой…

Вера Васильевна. Да кто другой-то, Санька это…Господи, да это же Людмилка…С кем это она?

Анна Степановна. Мужик какой-то…

Слышны голоса. Обе женщины переводят взгляд на дверь. Входят веселые, возбужденные Людмила и Вадим. Людмила – молодая девушка в джинсах и футболке с модной сумочкой. Вадим тоже в джинсах и футболке, которые подчеркивают его довольно солидную фигуру. Он с большой дорожной сумкой и букетом роз.

Людмила (бросается к матери, обнимает ее). Мамочка! Как я соскучилась, если бы только знала! (Анне Степановне.) Здрасте, тете Аня.

Вера Васильевна (отстраняясь, стараясь заглянуть в лицо). Догадываюсь, могла бы и почаще мать навещать.

Людмила (шутливо). Прости, мамочка! Не вели казнить, вели миловать! (Целует мать, оглядывается на Вадима.) Позвольте вам представить… (Смеется.) Знакомьтесь – это Вадим.

Вадим. Здравствуйте.

Вера Васильевна (разглядывая Вадима). Людочка, что же ты так…без предупреждения, разве можно так … без предупреждения. (Подходит к Вадиму, протягивает руку.) Вера Васильевна.

Вадим (опускает сумку, галантно целует руку, протягивает букет). Очень приятно, Вадим. Это вам.

Вера Васильевна (берет букет, который стараниями женщин вскоре оказывается в вазе на буфете). Спасибо, Вадим…как вас по батюшке?

Вадим. Николаевич. Вадим Николаевич, но для вас просто Вадим.

Вера Васильевна. Спасибо Вадим Николаевич, проходите, пожалуйста. (Делает гостеприимный жест рукой, видит Анну Степановну.) А это соседка наша Анна Степановна.

Вадим (вежливо кивает). Здравствуйте, очень приятно, Вадим.

Анна Степановна (кивает в ответ). Здрасте, нам тоже очень приятно.

Вера Васильевна (идет, провожая гостей в другие комнаты). Вы уж не взыщите, Вадим Николаевич, у нас все очень скромно, но разместиться можно. Муж мой покойный, Людочкин отец, постарался сделать дом просторным. Только пожить в нем пришлось ему недолго.

Людмила и Вадим, подхватив багаж, следуют за ней.

Вадим. Ну что вы, Вера Васильевна, не стоит беспокоиться, мы люди простые, свои, можно сказать.

Все трое скрываются за дверью.

Анна Степановна (глядя им вслед). Свои, значит, ну-ну, посмотрим.

Возвращается Вера Васильевна.

Вера Васильевна (полушепотом). Что делать-то, Степановна? Людмилка сума сошла. Чужого мужчину в дом привела, мать не спросила.

Анна Степановна (тоже полушепотом) Это он тебе чужой, а ей, может быть, очень даже родной.

Вера Васильевна (машет рукой). Слышать даже не хочу об этом! Он ей чуть не в отцы годится! Наверняка был женат …Может и не один раз…Детей, наверное, куча!

Анна Степановна. Чего нам теперь его детей считать, когда он к твоей дочке свататься приехал.

Вера Васильевна (опускается на стул). Не говори, чего не знаешь! ( Взглянув на Анну Степановну, с надеждой в голосе.) А может это преподаватель ее,…просто так приехал…отдохнуть?

Анна Степановна (тоже опускается на стул). Может. Только знать бы, что он ей преподает?! Наверное, самый любимый предмет! Какой, как думаешь?

Вера Васильевна. Шутишь все, а мне что делать. (Качает головой.) Не позвонила, не написала ничего…И вот вам, здрасте, приехали…Не ожидала я такого от нее.

Анна Степановна. Вот сколько тебя знаю, все удивляюсь, какая-то ты, Верочка… С одной стороны, вроде, умная и грамотная женщина, скольким людям помогла с документами по репрессиям всяким и по пенсиям, не зря тебя «матерью Терезой» окрестили шутники наши. А с другой – прямо как девочка маленькая. Детки твои давно уже выросли. Не будут они тебе за каждый шаг отчитываться, да совета спрашивать: «Как, мамочка, это, да как то». Я все-таки старше тебя и со стороны виднее. Ты над ними как курица-наседка. Смешно, гей богу. А ведь сама знаешь, что может случиться, и тогда как?

Вера Васильевна. Об этом пока не будем говорить. Со стороны, конечно, виднее, но, если бы у тебя были дети, прости меня, ради бога, Анечка, ты бы понимала, что дети для матери всегда остаются маленькими и беззащитными, сколько бы лет им ни исполнилось. Всегда хочется им помочь, защитить как-то…Со стороны это смешно, может быть, но это так.

Слышен голос Людмилы: «Мама, мама!»

Вера Васильевна. Да, да. Иду, иду. (Быстро уходит.)

Анна Степановна (задумчиво и печально). Навсегда остаются маленькими. (Вздыхает.)

За дверью слышится движение, входит Таня с двумя большими сумками. Чувствуется, что она спешила и очень устала. Опускает сумки на пол, оглядывается.

Таня. Здравствуйте, Анна Степановна.

Анна Степановна. Здравствуй, Танюша, здравствуй, дорогая. Только что это ты меня по батюшке, будто я чужая.

Таня. Простите, тетя Аня, это я по запарке. На работе «теть» нет, а я, видно, заработалась. Она уже здесь?

Анна Степановна. Кто?

Таня. Людка наша.

Анна Степановна. Приехала ваша Людмилка и не одна.

Таня (подходит к столу, устало опускается на стул). А мама где? Пить как хочется.

Анна Степановна. Мама здесь, гостей размещает, я сейчас. (Скрывается на кухне и появляется со стаканом в руке, протягивает его Тане.) Пей, деточка.

Таня. Я так и знала, так и знала… Хотела ее опередить! (Машинально берет стакан, жадно пьет, улыбается, смотрит на Анну Степановну.) Спасибо, тетя Аня, мамочкин квас.

Анна Степановна. На здоровье, голубушка, на здоровье.

Таня (проводит по губам тыльной стороной ладони). Я хотела раньше ее успеть, чтобы маму предупредить.

Анна Степановна. О чем предупредить?

Таня. Что она с этим… «козлом» приедет.

Анна Степановна (садится ближе к Тане, заинтересованно). Он точно – «козел»?

Таня. А вы его видели?! Никогда бы не подумала, что наша Людмилка на такого позарится.

Анна Степановна. Любовь, Танечка, знаешь ли…

Таня. Не верю я, что это любовь! Окрутил он ее. Я представляю: цветочки, конфетки, комплименты, внимание. Много глупой девчонке надо?! Как же: взрослый мужик, с положением…с пузом…(Вздыхает. Совсем другим тоном.) У него ведь дети есть.

Анна Степановна. Сколько?

Таня (все еще в своих размышлениях). Что сколько?

Анна Степановна. Детей сколько?

Таня. Двое. Два мальчика…кажется.

Анна Степановна. Откуда знаешь?

Таня. Знаю. Для таких новостей и Москва- деревня, а про наш город и говорить нечего.

Анна Степановна. Это точно. Дурные вести не лежат на месте. Ты только матери не говори…пока.

Таня. Да, конечно. А вы не знаете, зачем нас мама сегодня собирает?

Анна Степановна (растерянно). Как зачем!?...Праздник сегодня…Яблочный Спас…повидать вас всех захотела…, наверное…(Увереннее.) Ты вот здесь бываешь, а Саша, а Людмилка?! Позвонить матери и то времени нет! Вот Верочка и затеялась…(Как бы спохватившись.) Ой, что я, дура старая, сижу, болтаю, а дома скотина не поена. Пойду я.

Уходит. Появляется Вера Васильевна.

Вера Васильевна. Танюша!

Таня. Мама! (Идут навстречу друг другу, обнимаются.)

Вера Васильевна. Ты одна? На автобусе?

Таня. Одна и на автобусе.

Вера Васильевна (оглядываясь). Анна – то где?

Таня. Она ушла домой. Про скотину чего-то говорила. Я поняла, что она свой «живой уголок» пошла навещать.

Вера Васильевна. Вот именно, один «живой уголок» остался, а туда же «скотина». Мания величия у нас. Коза, кошка да собака - вот и вся живность ее. Ты почему Сашу не подождала?!

Таня. Нашего Сашу, пожалуй, дождешься, как же! К шапочному разбору в самый раз. Мамочка, что ты опять затеяла! Тебе денег некуда девать или времени свободного стало слишком много?

Вера Васильевна (очень ласково). А ты все считаешь. Деньги, время подсчитываешь, бухгалтерия наша строгая.

Таня. Мама, я не бухгалтер, я экономист. Мне слово «бухгалтер» как-то не очень нравится, какое-то оно тяжелое, неповоротливое, а «экономист» - легкое и динамичное, ты не находишь? (Смеется).

Вера Васильевна. Я нахожу, что ты все как-то одна приезжаешь. Как там девчонки? В этом году вы с Сашей, как сговорились, внуков не дали увидеть.

Таня. Насмотришься еще, устанешь от них. Девчонки в Анапе, я думаю, им и без нас сейчас неплохо.

Вера Васильевна (грустно). Насмотрюсь… Дай-ка я на тебя посмотрю, доченька моя, дорогая.(Гладит Таню по голове.) А ведь у тебя седой волос, да не один.

Таня. Что случилось, мама?

Вера Васильевна. А что случилось?

Таня. Я уже не помню, когда ты меня гладила по голове.

Вера Васильевна. Правда? Наверное, времени не было, все торопилась куда-то. Ты прости меня, пожалуйста. Тебе меньше всего ласки в детстве досталось, а требовалось от тебя больше других. Саша…он…(подбирает слова), мальчик…, Людмилка маленькая… Мы с отцом на работе, а на тебе весь дом. Прости меня, доченька. (Слезы в голосе.)

Таня (тоже со слезами). Ну что ты, мамочка! Я же все понимаю. Я не обижаюсь на тебя. Зато теперь везу воз гораздо больший и нечего.

Появляются Людмила и Вадим, некоторое время наблюдают эту сцену.

Людмила. Татьяна, привет. А что случилось? Что вы за сцену из бразильских сериалов устроили?

Вадим (Людмиле). Между прочим, слезы иногда полезны, они смягчают стрессовые ситуации. (Тане, с притворной учтивостью и легким поклоном головы.) Здравствуйте, Татьяна Сергеевна!

Вера Васильевна и Таня смотрят на них не меняя поз. На последних словах Вадима Таня встает, отходит к окну, вытирая глаза.

Таня (небрежно). Здрасте.

Вера Васильевна (Вадиму удивленно). Вы с Таней знакомы?

Вадим (с той же легкой иронией). Да, имел удовольствие. Людочка нас познакомила.

(Выразительно смотрит на Людмилу.)



Людмила. Мамочка, можно мы погуляем? Сходим, познакомимся с местными достопримечательностями? Пока Саша не приехал, можно? Ма-а-м, ну можно?

Вера Васильевна (как бы очнувшись). Саша может быть только к вечеру приедет, а вы, наверное, голодные. Я сейчас поесть чего-нибудь принесу.

Вера Васильевна направляется на кухню, на словах Людмилы останавливается.

Людмила. Нет, нет, мамочка, мы по дороге перекусили.

Вадим (подражая рекламе). Теперь в желудке такая тяжесть.

Людмила (берет Вадима за руку). Мы пошли.

Направляются в сторону входной двери.

Вера Васильевна. Возьмите хоть по яблоку! (Кивает на горку яблок.)

Люда (весело). Это можно.

Подходит к буфету, берет два яблока, снова накрывает их салфеткой. Одно подает Вадиму.

Вадим. Спасибо, но я не хочу.

Людмила. Бери, не пожалеешь. Это не простое яблоко, а освященное. Правда, мама?

Вера Васильевна. Конечно.

Людмила. Каждый, кто съест такое яблоко, загадав желание, может быть уверен, что оно обязательно исполнится!

Вадим (шутливо). Любое?!

Людмила. Любое!

Вадим (полушепотом). Тогда я загадаю…

Людмила (перебивает). Нет, нет! Вслух нельзя, а то не исполнится!

Вадим. Понял. (Задевает сумки Татьяны, которые так и стоят у порога.) Тут чей-то багаж бесхозный.

Уходят. Татьяна и Вера Васильевна остаются вдвоем.

Таня. Да, мама, я вот тут кое-что к столу привезла.

Берет сумки, направляется на кухню.

Вера Васильевна. Танюша, такие ты тяжелые сумки тащишь, зачем?! Я сама кое-что припасла, Саша привезет чего-нибудь.

Таня. Знаю я, примерно, что привезет Саша: бутылочку-другую дорогущего коньяка да чего-нибудь деликатесного на тарелочку. И все. А поесть-то мы все с удовольствием.

Обе женщины скрываются на кухне. К двери подходит Денис. Он очень волнуется. Поднимает руку для стука, затем опускает и, наконец, стучит сначала тихо, затем громче. На пороге кухни появляется Вера Васильевна.

Вера Васильевна. Да, да, входите.

Денис (входит очень несмело). Здравствуйте, Вера Васильевна. Она приехала?

Вера Васильевна. Кто?

Денис. Людмила.

Вера Васильевна (немного смущенно). Приехала…Только сейчас ее нет. Она ушла…они ушли.

Денис. Куда она…они ушли?

Вера Васильевна. Точно не знаю, здесь где-то. Может на озеро пошли.

Денис. Извините, до свидания.

Вера Васильевна. До свидания. (Вдруг решительно.) Денис, ты вот что…Ты приходи сегодня к нам на обед. Праздник сегодня. Я тебя приглашаю. Саша должен приехать.

Денис. Александр Сергеевич?

Вера Васильевна. Он самый. А ты не стесняйся, приходи по-соседски. И вот что. (Берет яблоко и подает Денису.) Яблочко вот возьми, съешь. Желание загадай и съешь. Плохого только не загадывай.

Денис (смущенно). Спасибо.

Уходит с яблоком. Из кухни выходит Таня. Начинает хлопотать у стола.

Таня. Кто приходил?

Вера Васильевна (вздохнув). Дениска приходил. Жалко парня.

Таня. Парня не жалко. Парень давно уже взрослый и мог бы понять, что побеждает тот, кто рядом.

Вера Васильевна. Что ты говоришь! Какое рядом! За Людмилкой он поехать не мог!

Таня. Почему не мог?

Вера Васильевна. Отца только схоронили, сестренка школу еще не закончила.

Таня. Я вот думаю, почему хорошие мужики так мало живут!

Вера Васильевна. Да у нас все мужики мало живут.

Таня. Слабые они, ломаются быстро. Женщина ужом на сковородке будет виться, чтобы только детей поднять, а мужики…Помнишь, после «перестройки» нашей «славной» сколько их пропало. Утром на работу идешь, а они с опухшими мордами у ларьков за одеколоном или, того хуже, у мусорных контейнеров промышляют.

Вера Васильевна. Их всегда много пропадало. Если не на войне, то по-другому как-нибудь. Вот, помню, по телевизору показывают ситуацию: группу солдат окружили бандиты и старший принимает решение сдаться без боя, чтобы живыми остаться, потому что ему, старшему, едва за двадцать, все остальные мальчишки совсем. Все благополучно окончилось: отпустили их. Видно и среди бандитов люди попадаются. Так что ты, думаешь! Начальство высокое осталось недовольно таким поворотом дела. Надо было вступить в бой, чтобы всем погибнуть! Начальник набольший говорит: «Что для России двадцать гробов»! Уму не постижимо! Да если бы этому начальнику не двадцать, а один гроб получить, в котором кровиночка собственная, выношенная, выращенная! (Вздыхает.) Боюсь, никогда у нас человека ценить не научатся.

Мужика нашего всегда по рукам били, вот и отбили всякую охоту что-то делать. И пьют они, часто, от безысходности.



Таня (жестко). И гуляют от безысходности.

Вера Васильевна. Таня, ты что?

Таня. Да я так, к слову пришлось.

Вера Васильевна. Т-а-н-я!

Таня (немного помолчав, решительно). Мама, я не хотела тебя расстраивать, но раз ты настаиваешь… Я подаю на развод.

Вера Васильевна (садится). Я так и знала, что не ладно у вас. Он согласен?

Таня. Нет, конечно!

Вера Васильевна. Таня, одумайся!

Таня. Я-то в своем уме, а вот он, похоже, свой потерял. Он мне изменил.

Пауза.

Вера Васильевна. Изменил - эка невидаль! Да если бы из-за этого все разводились, то вообще жениться никому не надо было.

Таня. Раньше ты так не рассуждала!

Вера Васильевна. То было раньше. Ты помнишь, я тебя предупреждала, что Юра твой -далеко не золото, но ты готова была на край света за ним. А теперь что? Безотцовщины и так хватает. Одной детей поднимать, ой как трудно! Но главное – лучше ведь все равно не найти.

Таня (решительно). Мама!..

Вера Васильевна. И слышать не хочу! Вот если бы ты ему изменила, а он об этом узнал, то жизни бы у вас не получилось. Не такой он человек, чтобы понять и, тем более, простить. Мужики по природе полигамы, кобели, проще говоря, не мне тебе это рассказывать! Прошли те времена, когда муж полностью отвечал за жену, теперь за все женщина отвечает!

Таня. Вот ты сама себе противоречишь!

Вера Васильевна. Нет! Это не противоречие, это правда жизни! Женщине и труднее и проще: она родила ребенка, вырастила – и оправдала свое земное существование. А мужчина может много детей наплодить, только что толку, если дела у него в руках не было! Ему работа нужна! Любая работа: пахать, строить, руководить - все равно.

Таня. Вот они доруководились!

Вера Васильевна. Мне все равно их очень жалко. Я видела, как плачут мужчины. Ничего нет страшнее мужских слез: за ними полная безнадежность!

Слышен шум подъезжающей машины. Вера Васильевна быстро подходит к окну.

Вера Васильевна (радостно). Вот и Сашенька!

Уходит встречать гостей.

Таня (грустно улыбаясь). Вот и Сашенька приехал.

Шумно входят Александр, Вера Васильевна и Ольга. Про Александра и Ольгу можно сказать - красивая пара. Ольга в темных очках, одета ярко, но со вкусом. Вера Васильевна не отходит от сына. Александр, с сумкой и пакетом в руках, подходит к столу, оглядывается.

Александр. Вот мы и дома! Мамочка, как здорово! ( Хочет обнять мать, но ему мешает сумка, он передает ее Ольге). На, возьми свои наряды. На день едем, а нарядов…

Ольга (берет сумку). Женщина всегда должна оставаться женщиной. Привет, Татьяна! Уходит в дальние комнаты.

Таня (Ольге). Привет. (Подходит к брату, целует его в щеку.) Сашенька, здравствуй.

Александр (слегка прижимает ее к себе). Здравствуй сестренка, давно тебя не видел. (Передает ей пакет.) На, тут коньячок, ну и… сама разберешься.

Таня, выразительно посмотрев на мать, уходит на кухню. Александр и Вера Васильевна с любовью разглядывают друг друга. Он держит ее за плечи.

Александр. Ну, как ты тут!? Вроде похудела немного, а так… ничего!

Вера Васильевна (ворошит ему волосы). А ты, вроде, раздобрел немного, но тоже молодцом.

Александр. Мам, что случилось-то, к чему такая спешка? Ведь не на Яблочный Спас ты нас, в самом деле, пригласила?!

Вера Васильевна (отходит от него). А вот как раз на Яблочный. Чего так задержались?

Александр (берет что-то со стола, жует). Мы на кладбище к отцу заезжали. Свинтус я, конечно, что давно у отца не был, да и вообще…, но ты прости меня, пожалуйста, ладно?

Вера Васильевна. Ладно. Алешенька как?

Александр. Алешка все еще в Германии. Скоро приедет. А чья это машина у нас во дворе?

Вера Васильевна. Это Людочка…с мужчиной приехала.

Александр. Людка с мужиком?! Ну, дела! А как же этот…Денис? Или любовь растаяла в тумане льдинкою?

Вера Васильевна. Ты меня спрашиваешь!?

Александр. Ну и как он тебе показался?

Вера Васильевна. Не показался. Старше он ее… разведен, наверное…

Александр. Тут уж, Вера Васильевна, не нам решать. Как говорится: не по хорошему мил, а по милому хорош!

Выходит Ольга в новом наряде, разглядывает себя в зеркале. Ее не замечают.

Вера Васильевна. Еще говорят: полюбится сатана лучше ясного сокола!

Ольга. А еще говорят: любовь зла - полюбишь и козла!

Александр. Это ты к чему?

Ольга. А вы к чему?

Александр. А мы так. О своем, о девичьем.

Ольга. Жаль, я думала, что участвую в конкурсе на знание пословиц и поговорок о любви. Я еще могу вспомнить.

Александр (мрачновато). Не надо, ты уже выиграла.

Ольга (шутливо). Где приз?

Вера Васильевна. Приз – вот он. (Берет с буфета и подает Ольге яблоко, второе подает сыну.) А это тебе утешительный приз. Не забудьте желание загадать.

Ольга. Спасибо, не забудем. (Александру.) Пошли?

Вера Васильевна. Куда это вы?

Александр. Да мы на озеро сходим. Мы быстро.

Вера Васильевна. Вас так долго ждали. Не задерживайтесь, пожалуйста, обед через полчаса!

Александр. Мы недолго. Уходят.

Вера Васильевна сидит в глубокой задумчивости. Входит Анна Степановна, предупредительно постучав в дверь. Вера Васильевна ее не замечает.

Анна Степановна. Вера!
скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Действие происходит в наши дни 19 августа, день, называемый Православной церковью Яблочным Спасом. В этот день в Храмах освящают плоды нового урожая. На Руси принято освящать яблоки
450.63kb.
Джон пристли скандальное происшествие с мистером кэттлом и миссис мун пьеса
984.31kb.
Стенограмма проповеди
304.65kb.
22 августа в России отмечается День государственного флага
17.81kb.
Когда поздравления принимают все представительницы прекрасного пола. В разных странах этот день приходится на разные даты, в основном в мире «День матери» отмечается каждое второе воскресенье мая
240.55kb.
Один из создателей историко-архивной специальности в уральском государственном
75.22kb.
День защитника отечества я люблю этот месяц буранов и вьюг, Он снегами завеясь гуляет, Он не дымом жилья, не морозным стеклом, Он мне дорог, друзья, двадцать третьим числом!
41.63kb.
6 августа День железнодорожных войск 6 августа в Беларуси отмечается День железнодорожных войск
18.45kb.
Чего нельзя делать в день рождения
26.81kb.
Карнавал Путешествий Туристическая фирма
49.93kb.
Внеклассное мероприятие «Кто такие рыцари и леди?»
57.84kb.
«День матери» ( 6-2 класс, классный Зурканаева Заира Сайпудиновна)
114.2kb.