Главная
страница 1
скачать файл
Дискурсивная функция вокативных конструкций

Казимова Э.А.

Дагестанский государственный университет

Discursive function of vocative constructions
Kazimova EA
Dagestan State University

Изучение языковых единиц с точки зрения дискурсивного анализа, на наш взгляд, является очень важным аспектом современной лингвистики, так как на процесс коммуникативной ситуации накладываются внелингвистические (экстралингвистические) факторы языка, под влиянием которых происходит отбор и организация языковых средств, т.е. речь приобретает свои стилевые характеристики. Употребление языка участниками коммуникативной ситуации происходит в определенном невербальном контексте, факторы которого, как и свойства языка, влияют на манеру общения. И именно в таких условиях можно пронаблюдать за тем, как в семантику уже известной языковой единицы добавляется новое значение.

Известно, что основное назначение вокатива состоит в подготовке условий для нормального осуществления речевого акта: вокатив называет слушающего и побуждает его, во-первых, начать слушать, а затем продолжать слушать. Согласно определению лингвистов вокатив__внепадежная, синтаксически и большей частью интонационно обособленная словоформа существительного, которая называет адресата речи и выполняет апеллятивную (контактоустанавливающую и контактоподдерживающую), а также факультативно и оценочно-экспрессивную функцию.

Изучение вокатива с точки зрения дискурсивного анализа показывает, что апеллятивной функцией возможности этой единицы не ограничиваются. То есть, попадая в прагматическое объемное пространство, вокатив без дополнительных слов и выражений может становиться средством побуждения и не только.

Дискурсивный анализ вокативных конструкций именно в контексте художественных текстов дает возможность изучить их не формально, а глубоко, сознательно, раскрыть в каждом отдельном коммуникативном событии подлинное содержание вокатива, увидеть особенности его функционирования в дискурсе:

/Гаев/: Друзья мои, милые, дорогие друзья мои! Покидая этот дом навсегда, могу ли я умолчать, могу ли я удержаться, чтобы не высказать на прощанье те чувства, которые наполняют теперь все мое существо.

/Аня/: (умоляюще). Дядя!

/Варя/: Дядечка не нужно! (А. Чехов, Вишневый сад).

Диалог начинается с вокатива в собственной функции: с него начинается речь, находится в препозиции к последующему вопросительному предложению. Именно в этой позиции имя существительное выполняет контактоустанавливающую функцию. Однако реплика Ани «Дядя!» не несет призывной характер, а побуждает второе лицо к известным (в данном случае вербальным) действиям. При этом звательная интонация переходит в просительную, умоляющую, а обращение из несамостоятельного речевого действия превращается в средство побуждения.

Следовательно, если имя, называющее собеседника, употребляется не в начале диалога и не со звательной интонацией, то оно может функционировать как самостоятельное речевое действие, выражающее побуждение. Реплика Ани – это реакция на пышные фразы Гаева, но реакция, направленная на изменение положения, т.е. предполагающая ответную реакцию.

Тим, сейчас же закрой дверь. Я встаю. Сколько времени?

Полдесятого. Мам, а папа…

Тим, я не хочу никаких разговоров!



Вот что теперь ей делать?!

Что было сил она вдавила локоть Сергею в ребра, и он опять хрюкнул, на этот раз обиженно. ─Тим, быстро ставь чайник! Черт побери, мне надо на работу! Тим, закрой дверь и умойся!

Я давно умылся, ─ ответил он и ухмыльнулся, как щенок. ─ Мам, а папа…

Тимка!!!

Да-да. Чайник. Сейчас, только не злись! (Т. Устинова, Развод и девичья фамилия).

Если обратить внимание на интонационное оформление данного речевого действия, то обнаруживается абсолютное сходство с императивными конструкциями. Объясняется это функциональной близостью вокатива и императива. Любой приказ или любой запрет являются, прежде всего, проявлением призывным. Приказ или запрет предполагают немедленную реакцию (исполнение). Но и призыв или обращение должны рассматриваться как проявления призывные. Они либо побуждают «второе лицо» к известным действиям, либо привлекают его внимание.

Таким образом, отсутствие конструктивных связей с членами предложения, интонационная обособленность и непосредственное выражение контакта с адресатом речи - все это позволяет наглядно продемонстрировать способы функционирования вокативных конструкций в реальном коммуникативном событии в роли побуждения, а также показать многообразие таких явлений.

Посредством вокативов, использованных в роли побуждения, в дискурсе репрезентуются социальные и межличностные отношения людей. Соответственно, в каждом конкретном коммуникативном событии говорящий, стремясь эффективно выразить свою позицию, выбирает номинацию, наиболее адекватно реализующую его интенцию и отражающую ситуацию коммуникативного события. Иначе говоря, вокативы, выполняющие функцию побуждения, в первую очередь, эксплицируют отношения говорящего и адресата, символически обозначая степени социальной дистанции между ними. То есть окатив играет важную социально-дейктическую роль. Например:

Лиза взяла ключи и посмотрела высокомерно.

Я знаю, как открываются машины, Дима. Ты мог бы и не объяснять.



Она еще постояла рядом, а потом спросила с любопытством:

Дим, а зачем нам фонарик?

Лиза!

Иду, ─ быстро сказала она. ─ Уже иду. (Т. Устинова, Олигарх с большой медведицы).

Пресуппозиционным значением конструкции «─ Лиза!» является «Я прошу тебя помолчать и идти за мной быстрее». Говорящий здесь одновременно устанавливает контакт, выражает запрет, а также демонстрирует свое отношение к адресату. Вокатив без дополнительных вспомогательных слов или глаголов повелительного наклонения прежде всего указывает на то, что между коммуникантами отсутствуют отношения субординации. Говорящий в силу определенных отношений с адресатом (в данном случае интимных) не может эксплицировать свой запрет. Особую роль при этом играет интонационное оформление вокатива. Он обязательно сопровождается оттенком осуждения, выражающим негативную оценку действиям реципиента. Только в дискурсе выражается эта важная особенность вокативных конструкций. Из отрицательной оценки вытекает вполне определенный смысл, который может быть представлен в эксплицитной форме: «Я требую перестать».

Следующий пример демонстрирует, как в вокативных конструкциях сливаются прежде всего социальные переменные дискурса. Это степени социальной дистанции, в данном случае коррелирующие с отношениями солидарности, власти и подчинения.

Танцуй! визжал Закревский.

Девка не танцевала. Плакала.

Закревский плюнул и похабно выругался.

Азия! ─ горько воскликнул он, пряча наган в карман. Научишься ты когда-нибудь жить по-человечески!.. Убрать эту выдру!



Вася взял девку в охапку и под шумок хотел отнести в горницу (этот человек был пьян меньше других, хоть пил, кажется, больше). Но Закревский строго прикрикнул:

Вася!

Вася отпустил девку, подталкивая в горницу, хлопнул ее ниже спины. (В. Шукшин, Любавины).

Характеризуя формальные особенности употребления вокативов в роли побуждения, надо подчеркнуть, что они могут употребляться вместе с призывными частицами и междометиями типа эй, ау, алло и т. д. Несколько вокативов может быть использовано одновременно. При этом выражают они не только волеизъявление. Адресованы бывают либо к разным слушателям, либо к одному и тому же адресату, либо могут быть обращены друг к другу:

Евдокия, ─ серьезно и строго сказала Лиза, ─ приезжай ко мне на работу. А лучше оставайся на своей. Я сейчас приеду, поговорю с Максом и тебе позвоню. Ты поняла?

Но Дуньку трудно было в чем бы то ни было убедить.

Ладно, Лиза. Короче, я сейчас заеду к Фионе, спрошу у нее, откуда она узнала, что Вадим в Рощино собирался, и что он ей при этом сказал, а потом…потом встретимся. Ты поняла?

Дунька!

Лиза!

И будь осторожна с этим… как его? С Чубайсом, что ли!

Да не с Чубайсом, а с Белоключевским! (Т. Устинова, Олигарх с большой медведицы).

Посредством вокатива индивид в данном случае берет роль говорящего силой, тем самым прерывая собеседника, не заботясь о его коммуникативном комфорте и существенно ограничивая его в свободе действий по достижению своих целей. Идет борьба за коммуникативную инициативу, за право подчинить диалог своим целям, пусть даже в ущерб другим участникам. Это справедливо как для обычных диалогов, так и для конфликтов. Данный дискурс характеризуется разной императивностью: Евдокия (Дунька) владеет коммуникативной инициативой, и именно ее ход в общении определяет и предписывает пути развития дискурса. Первая вокативная конструкция эксплицируется синонимичным предложением "Я прошу тебя перестать", второе – "И все-таки я настаиваю".

Вокативные конструкции, выражающие побуждение, довольно часто требуют обязательного употребления при них конструкций, квалифицирующих побудительное действие:

Мама!!!

Откуда-то во сне взялся ее сын. Откуда он мог там взяться, Кира не знала, ─ она ведь уложила его! Дала «Новопассит» и уложила.

Мама!! ─Ты где?!



И тут она проснулась.

Утро, поняла она. Позднее.

<…>

Мама!! ─ надрывался за дверью Тим. ─ Мам, ты что, ушла что-ли?!

Я не ушла, ─пискнула Кира, ─ я еще не встала! Подожди, я сейчас! (Т.Устинова, Развод и девичья фамилия).

В большинстве случаев вокативы сопровождаются императивами или вопросительно-восклицательными конструкциями. При этом смысловая нагрузка распространяется равномерно:



__ Доча, ты с кем разговариваешь? __ послышался голос из комнаты.

__Мам, отстань, __ хрипло, вяло отозвалась женщина, __ ни с кем.

<…>

__Доча .., тебе супу разогреть? Там у нас еще суп остался куриный, с вермишелькой. Я сейчас есть буду. Ты со мной поешь?- спросила она быстрым шепотом.

__Мам, уйди я сказала! – рявкнула молодая женщина. Пожилая тихо выругалась и скрылась. (П. Дашкова, Место под солнцем).

Функция вокатива в вокативно-императивных конструкциях сводится к подготовке участника речевой ситуации к действиям, выраженным в императиве.

Таким образом, будучи полифункциональной единицей языка вокатив в дискурсе играет важную роль:

- привлекает внимание собеседника;

- сигнализирует о социальном статусе собеседника, об относительном статусе партнеров по общению;

- свидетельствует о формальном или неформальном характере общения;

- выражает отношение говорящего к своему партнеру, его оценку;

- выражает волеизъявление.



Важнейшей особенностью функционирования вокативных конструкций в коммуникативном событии в роли побуждения следует признать отсутствие конструктивных связей с членами предложения, интонационная обособленность, непосредственное выражение контакта с адресатом речи, а также выполнение важной социально-дейктической роли.
скачать файл



Смотрите также:
Дискурсивная функция вокативных конструкций
78.89kb.
Теория игр и исследование операций
68.64kb.
1 Настоящие нормы следует соблюдать при проектировании стальных строительных конструкций зданий и сооружений различного назначения
5254.67kb.
1. Теорема о непрерывности собственного интеграла зависящего от параметра
43.28kb.
Огнестойкость строительных конструкций
102.52kb.
Урок 10 Перевод абсолютных и некоторых других грамматических конструкций в современном английском языке
40.39kb.
Свойства и функции информации в кратком газетном сообщении
77.29kb.
Главная передаточная функция или передаточная функция замкнутой системы
50.16kb.
Информация функция события. Количество И. функция вероятности события. Свойства I(A). I(A)=-logP(A). Энтропия дсв ξ как матожидание дсв i(ξ=x). «Ипподромный» пример
27.88kb.
Решение Брянского городского Совета народных депутатов от 26 сентября 2006 г. N 536 "О принятии Положения о порядке установки рекламных конструкций на территории города Брянска"
257.47kb.
Программа научно-практической конференции «Выполнение ремонта композиционных и металлических конструкций воздушных и морских судов, с применением компактного оборудования»
39.03kb.
Функции артикля Основной функцией артикля является функция определителя существительного
285.66kb.