Главная
страница 1
скачать файл
Л.Н.Татаринова1
Православный роман Виктора Лихачева
Когда речь идет о литературе конца 20 - начала 21 века, то, как правило, пишут о постмодернизме или о «массовой культуре» − бестселлерах-детективах, фантастике, приключенческом жанре и т.п. Менее изученным остается, на наш взгляд, более важный и достойный внимания пласт словесности: творчество наших современников-писателей православного мировоззрения − Ольги Высотской, Александра Петрова, прот. Николая Агафонова, Виктора Лихачева и других. Это могут быть очень разные произведения − с акцентом на житейское или необычайное, простые или сложные по форме, эпические или лирические − но их объединяет одно: авторская позиция, а, точнее, христианская вера, которая становится призмой художественного восприятия жизни. Именно в этом смысле мы и будем говорить о «православном романе».

В этом ряду ярким событием стало творчество недавно ушедшего из жизни журналиста, поэта и прозаика Виктора Лихачева (1957 - 2008), автора двух романов, нескольких сборников рассказов и повестей и одной пьесы. Его самый известный роман «Кто услышит коноплянку?» переиздавался пять (!) раз − 2001г., 2004г., 2005г., 2007г., 2008г. (Первое издание в Дубне – всего 3500 экземпляров, последнее в Москве − 20 000 экземпляров). Второй роман «Единственный крест» был написан в 2006 году и переиздан в 2009. Этим двум произведениям и посвящена данная статья. Попробуем разобраться как в общих особенностях православного романа (на примере этих текстов), так и в индивидуальном своеобразии писателя.

От постмодернистской литературы (Пелевина, Сорокина, Пригова, В.Ерофеева) Лихачева отличает простота и неподдельная искренность интонации, он пишет лишь о глубоко личном, наболевшем, выстраданном. Назовем это качество единством книги и человека. В романах В.Лихачева много прямых размышлений о Боге, о жизни, о смерти, но эта особенность не препятствует художественности, не переводит его произведения в разряд публицистики.

Главный мотив всего творчества Виктора Лихачева - это мотив дороги. «Сидорин стал пленником бесконечной русской дороги», − пишет автор о герое своего романа «Единственный крест». А глава десятая в этом произведении называется «Странные люди» («Странник − какое глубокое слово!» [2,140]) и посвящена она тем, кто любит путешествовать. Сам Лихачев в жизни тоже был путешественником, он совершил одиннадцать пеших походов (первый поход в 1991 году из Оптиной Пустыни в Дубну, где он постоянно жил с женой, сыном и дочерью), исходил всю среднюю Россию (и не только ее). Тема России и тема пути стали неразрывными в творчестве писателя.

Это нашло отражение в сюжетах. В романе «Кто услышит коноплянку?» по проселочным дорогам идет больной раком журналист Киреев, он бежит из Москвы, продав квартиру, не взяв с собой ничего, кроме любимых книг. В «Единственном Кресте» главный герой со странным именем Асинкрит, попав в автомобильную катастрофу, частично теряет память и отправляется в самые глухие уголки спасать природу. В дороге герои встречают любовь, исцеляются от болезней и обретают себя. Открывается широкая панорама жизни (отсюда ярко выраженное эпическое начало) − перед читателем проходят множество второстепенных, но запоминающихся персонажей; городских и сельских пейзажей; ярких описаний жилищ и храмов, полян и часовенок, ручьев и рек.

Но самое важное в этом «романе дороги» то, что изменяется сам человек, и не только центральный герой, но и, казалось бы, периферийные персонажи: все движутся в этой реке жизни по направлению к самим себе − своей душе. Так, в «Коноплянке» другим человеком становится не только Киреев; но и столичная красавица, хозяйка художественной галереи Софья (у нее хотят похитить старинную икону Богородицы под названием «Одигитрия» − «Путеводительница», конечно, не случайно именно эту); и родители больной девочки Лизы, супруги Бобровы; и даже (что гораздо менее убедительно) воровка Юлия Селиванова. Во втором романе обретает память Асинкрит; изменяются Лиза большая и Лиза маленькая; журналистка Люба, сначала совершившая предательство по отношению к друзьям, в конце романа уходит в монастырь; меняются следователь милиции Романовский и нечестный депутат Исаев. И все они в результате страданий и потрясений становятся хотя бы немного лучшими, чем были раньше.

В мировой литературе жанр «романа дороги» является классикой: это и «Сентиментальное путешествие» Стерна, и «Пиквикский клуб» Диккенса, и «Генрих фон Офтердинген» Новалиса, и «Мертвые души» Гоголя, и «Гроздья гнева» Стейнбека, и «Волшебная гора» Томаса Манна, и «Игра в бисер» Германа Гессе (кстати, замечательные стихи Гессе о пути и необходимости совершенствования личности Лихачев помещает в конце четвертой главы своего первого романа). Идея изменения, движения, стремления − это, вообще, фаустовская (в терминологии Освальда Шпенглера), европейская идея. Но нигде так четко, как в православном романе, она не определяется как путь человеческой души к Богу, обретения смысла жизни и преодоления страха смерти. Именно духовная проблематика, представленная эстетическими средствами, отличает романы Виктора Лихачева от его предшественников.

Элемент занимательности, черты детективного жанра делают тексты Лихачева привлекательными для любого читателя. В «Коноплянке» это − погоня бандитов за беззащитным Киреевым, идущим с драгоценной иконой по дорогам России; в «Кресте» расследование Асинкритом и Лизой убийства родителей маленькой Лизы. Острота сюжета сочетается с лиризмом повествования: оба романа являются историей любви, оба включают в себя множество поэтических текстов (и чужих, и оригинальных). Вообще, нужно отметить похожесть и даже своеобразное единство этих двух книг Виктора Лихачева. И ту, и другую предваряют поэтические эпиграфы, передающие основной смысл повествования.

Но поэтичность произведений не только в цитировании (а, надо сказать, Лихачев очень хорошо знает и любит мировую и русскую поэзию), а в самой атмосфере действия: в мотиве чуда, мистического, прекрасного, в любви автора к Божьему миру. В одном из романов есть такая фраза: «…поэт – это не количество изданных книг, а особый взгляд на мир и особое состояние души» [2, 307]. В романах происходит много чудесного, неожиданного. Например, перед смертью персонажи видят женщину в белом – это смерть, если ее окликнуть, то она возьмет с собой (что и случается с Исаевым). Мистична встреча с возлюбленной главного героя романа «Единственный крест»: сначала он встретил ее в автобусе, затем, через 12 лет, женился на ней. Некоторые герои являются уже после своей смерти (отец Николай во втором романе). Таким образом параллельно с основной – житейской стороной идет невидимая реальность. Все в этом мире не случайно – к такому выводу приходят и Кирилов, и Сидорин.

Особое место занимает поэтика сновидений: в снах героев − отражение их жизни и предсказание будущего. Вот один из снов Киреева: «Ему снилась речка…бурый листок, плывуще-летящий в бликующей воде цепляется за покрытую зеленью доску мостика. Он на мгновение прервал свое движение, но вода не останавливала свой бег ни на секунду, и вскоре листок продолжил полет…». Это похоже на поэтичную притчу о человеческой жизни.

Поэтическое в романах Лихачева тесно соседствует с философской и религиозной проблематикой, или даже является одной из форм ее реализации. Свобода и Промысел, Бытие и Небытие, Добродетель и Грех − таков далеко не полный перечень тем, которые обсуждаются героями исследуемых романов. В художественном мире Лихачева присутствуют Добро и Зло, персонифицированные в личности и поступки, но Добро в этом мире явно преобладает, и оно побеждает. Очень интересно представлены парадоксы православного сознания: например, рассуждая о катастрофе, в которой он пострадал, но выжил, Асинкрит говорит: «Его наказали и наградили одновременно» или далее: «Он понимал, что платит дань. Наверное, за прежние годы, за прежнюю жизнь» [2, 142]. А во втором романе звучит мысль о том, что «если сбросишь крест, то будет еще тяжелее». С точки зрения обычной психологии или здравого смысла, это − абсурд, но религиозное восприятие видит в этом один из важных законов жизни (таких антиномий много в текстах евангелий).

Образ и тема Креста проходят через оба романа Лихачева, также объединяя их в единое целое. Замечательны описания двух Крестных Ходов, в одном из них (к часовне святителя Николая) Кирилов обретает веру; в другом − Асинкрит наблюдает чудо: стая журавлей ждет, когда будет воздвигнут новый крест и кружит над ним. В мотиве Крестного Хода происходит соединение темы Дороги и Креста. Человек не бесцельно бредет по жизни, обретая смысл в долге и служении.

По этим двум текстам можно составить что-то вроде модели романа Лихачева. Она будет выглядеть так: в центре повествования молодой одинокий герой, влюбленный в природу и книги, который проходит (и в прямом, и в переносном смысле) через множество трудностей, обретая веру в Бога и любовь к женщине, она в конце становится его женой и рожает ему детей. В этом мире есть злодеи (Кузьмич, Шурик, Гнилой в «Коноплянке»; Георгий Александрович Львовский в «Единственном кресте»); и жертвы, среди них – невинные страдальцы-дети (в «Коноплянке» больная лейкемией Лиза; в «Кресте» тоже девочка Лиза, сирота, у которой убили обоих родителей прямо у нее на глазах. Эти образы напоминают детские персонажи Достоевского). Важной фигурой становится наставник-священник (о. Георгий и о. Владимир в первом романе и о. Николай − во втором). Объединяющим началом является символика птицы, коноплянка - ее главный символ. Это – серая, незаметная птичка, но она чудесно поет и пробуждает сердце. В первом романе ее упоминание вынесено в заголовок и непосредственно в сюжет: девочка Лиза очень любит птиц и ассоциирует с ними лица знакомых людей, а себя она видит - коноплянкой. Про коноплянку были сказаны последние слова (по телефону) убитого Воронова (дяди Софьи). Про коноплянку написала стихи девочка «Маша из Химок»:



Коноплянку тот услышит,

К людям кто любовью дышит,

Она петь для тех согласна,

Кто живет легко и ясно.

Таким образом, коноплянка символизирует чистое сердце. И это ответ на вопрос-заголовок романа. В конце первого романа Киреев и Софья слышат пение коноплянки: «маленькая, чуть меньше воробья, птичка самозабвенно пела, не замечая никого вокруг себя» [1, 572]. Лиза Боброва умерла, но в кроватке спит другая маленькая Лиза − дочь Киреева и Сони. Песня коноплянки названа «песнью радости, любви и весны», ее слышит весь «окрестный мир». «Они нашли друг друга на беспокойной дороге жизни, нашли свой ручей, свою поляну под тенистыми кронами деревьев. А еще услышали пение маленькой птички коноплянки» [1,573]. Значит, не каждый может услышать коноплянку, а тот, кто заслужил это своей жизнью.

О коноплянке речь идет и в конце второго романа: «Вот есть такая птичка − реполов. Так ее называют в народе. А еще у нее есть другое название − коноплянка. Маленькая, серая, неприметная. Питается семенами, причем самых сорных растений. Короче, чем не русский мужичок − скромный, трудолюбивый, все время с землей связан. Но как запоет коноплянка-реполов − и слеза прошибает тебя, и сразу жить хочется, и любить мир хочется, и сделать что-то доброе» [2, 508].

Коноплянка − символ незаметного, неподдельного, настоящего добра − это и провинциальная Россия с ее безвестными поэтами, маленькими музеями, умирающими деревнями, неприхотливой природой; это и душа человека, смиренного, сознающего свои грехи, но не теряющего надежды.

Виктор Лихачев развивает лучшие черты русской классической литературы 19 и 20 веков (его часто сравнивают с Валентином Распутиным) и вместе с тем дополняет ее важной составляющей: традициями русской д у х о в н о й поэзии и прозы, которые, на наш взгляд, недооценены и до конца не освоены ни современной культурой, ни современной критикой.
Литература
1. Лихачев В. Кто услышит коноплянку? Сибирская Благозвонница. М., 2008.

2. Лихачев В. Единственный крест. Сибирская Благозвонница. М., 2009.

3.Сафонов Г. Памяти Виктора Лихачева. http// gleb-safonov. livejounal. com/5067. html

4. Ливанова Н. Дорога по имени Жизнь//Калужская областная газета «Весть», 12.12.2007г.



5.Виктор Лихачев. Сайт памяти писателя. Автобиография. http:// www. liha.ru/ autobiography. html

1 Татаринова Людмила Николаевна – доктор филологических наук, профессор кафедры зарубежной литературы КубГУ
скачать файл



Смотрите также:
Православный роман Виктора Лихачева Когда речь идет о литературе конца 20 начала 21 века, то, как правило, пишут о постмодернизме или о «массовой культуре»
76.87kb.
Реферат по философии на тему философия даосизма
392.12kb.
Математические формулы эмоций и чувств, как инструмент анализа взаимоотношений партнеров
153.9kb.
И. А. Кребель  топологическая размерность русской мысли: мифопоэтика 1 Работа нацелена на исследование
19.89kb.
Методология индивидуального тестирования
38.21kb.
Роман воспитания в американской женской литературе ХХ века
89.91kb.
Фгу «Московский нии психиатрии» Росздрава
80.77kb.
Абашев В. В. Пермь как текст. Пермь в русской культуре и литературе ХХ века. Пермь, 2000
211.34kb.
Moodle ehu lt От религии через философию к литературе: путь западных интеллектуалов
264.52kb.
Решение, когда устройство для хранения данных подключено непосредственно к серверу, или к рабочей станции, как правило, через внешний интерфейс sas
81kb.
Извечный спор давида и голиафа, или Курган и Шадринск: Кто кого
89.58kb.
Примерная программа дисциплины «Теория драмы и основы режиссуры»
250.41kb.