Главная
страница 1
скачать файл
Сергей Кузнецов. Полюбила парня я...


© Copyright Сергей Викторович Кузнецов,

620067, Екатеринбург, ул. Уральская, 60 - 68. Тел.41-18-47.



E-mail: sergsmith@dialup.mplik.ru



Комедия в двух действиях.

Екатеринбург, 28 июля - 5 августа 1997 г.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА :
ЮРАСИК - мужчина 28 лет

ЛОЛИТА - его жена, женщина 31 года

ОЛЯ - женщина 25 лет, его подруга

ПЕТРУХА - приятель Юрасика

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ - сосед

ПРОДАВЕЦ - он же консультант

ЦЕЛКОВСКИЙ - хирург со стажем
СЦЕНА ПЕРВАЯ.
Трехкомнатная квартира улучшенной планировки. Звук

хлещущей воды. Кто-то фальшивым голосом поет старую песенку с

такими словами: "Она улыбается всем, нет, только тебе".

Повторяет эти слова снова и снова. Дверь в ванную комнату

открыта и видна фигура голого мужчины, принимающего душ. Он

намыливает шампунем голову, а затем смывает обильную пену. Трет

руки, не забывая про подмышки, а также волосатую грудь. Его

руки привычно доходят до промежности и машинально трут место

между ног. Внезапно его движения становятся судорожными, он

опускает голову и скрючивается в три погибели.

ГОЛОС ЮРАСИК. ( в ужасе ) Где он? Где?..

Мужчина выпрыгивает из ванны, срывая на своем пути

занавески, держа руки между ног. Он начинает метаться по

комнате, периодически останавливаясь и проверяя место, которое

сжимают его руки. Льется вода. Мужчина падает на ковер лицом

вниз и плачет.

ЮРАСИК. Ну где он? Ну где?..

Катается по полу. Стонет. Медленно гаснет свет.


СЦЕНА ВТОРАЯ.
Однокомнатная малометражная квартира. ОЛЯ , полная женщина

с раскрасневшимся лицом деревенского типа, одетая в халат с

яркими цветами, подстригает ногти на руках.

ОЛЯ. Подарок ведь будет, а? Какой вот только, интересно?

Мне бы микроволновку... Бутерброды горячие делать... А то в

духовке долго... А тут только сунешь, и хоп - готово! - можно

вынимать... Удобно же, чего говорить?.. А эти, на фиг... (

Передразнивает.) Настоящую пищу можно приготовить только на

огне... На огне, все на огне... Конец двадцатого века, а они -

на огне... Точно первобытные обезьяны какие... Те тоже - только

на огне...

Берет пилку и подпиливает ноготь с белой точкой. Снова

берет ножницы и подстригает дальше.

ОЛЯ. Отрезать, что ли, его вообще, на фиг?

Звенит звонок. ОЛЯ поправляет ворот халата и идет

открывать дверь. Входит ЮРАСИК в джинсах и в футболке.

ОЛЯ. Ты?..

ЮРАСИК.Я же вчера у тебя был?..

ОЛЯ. Ну, был...

ЮРАСИК. Как я ушел, ты ничего не находила?

ОЛЯ. А чего я должна была найти?

ЮРАСИК. Ну не знаю... Может, было чего, мало ли... Так не

находила?

ОЛЯ. А чего я должна была найти-то, не понимаю...

ЮРАСИК. Мы с тобой того... ну занимались этим, - как его?

- ну кое-чем, в-общем?

ОЛЯ. Конечно! Телевизор смотрели, конные соревнования там

показывали, пиво еще пили "Донское козлячье", потом ты еще меня

на спине катать стать...

ЮРАСИК. Да я не про то... У нас был этот... секс?

ОЛЯ. Ты что, не помнишь?

ЮРАСИК. А ты ничего странного не заметила?

ОЛЯ. Чего странного-то? Не понимаю...

ЮРАСИК. Ну он у меня был как... нормальный?

ОЛЯ. Шопенгауэр-то? Да ты что? Ну ты даешь! Даже более,

чем нормальный!..

ЮРАСИК. ( тревожно ) Что, больше, чем обычно?

ОЛЯ. ( мечтательно ) Больше, больше, гораздо больше... (

закрывает глаза ) Как Эмпайр Стейт Билдинг почти... Во! (

показывает )

ЮРАСИК. Я серьезно, а ты... Не до шуток мне, понимаешь, не

до шуток?! Ну так больше или нет?

ОЛЯ. Да говорю я тебе совершенно серьезно, с каждым разом

он все больше и больше становится, растет, понимаешь ли, как на

дрожжах...

ЮРАСИК. А почему?

ОЛЯ. Ну ты даешь! Вопросы такие задаешь наивные... От

возбуждения, конечно... Нравится ему, наверно, моя Жорж Санд...

ЮРАСИК. Да я не про то... Ты говорила, он странный...

Почему?


ОЛЯ. А кто сказал - странный?

ЮРАСИК. Ты! Кто еще?

ОЛЯ. Не говорила я такого!

ЮРАСИК. Да только что сказала!

ОЛЯ. Я сказала "большой", а не "странный"...

ЮРАСИК. А это не одно и то же?

ОЛЯ. Большой - не значит странный... Маленький - вот это

да, действительно странно... А у тебя он, ну как бы поточнее

выразиться? - ну, короче, у тебя всегда большой...

ЮРАСИК. Значит, и вчера был большой?

ОЛЯ. Почему был? Всегда большой, когда меня видит... Был,

есть и будет... Вот!

ЮРАСИК. Слушай, а он не у тебя?

ОЛЯ. Кто?

ЮРАСИК. Ну Шопен мой...

ОЛЯ. Ну ты даешь! Скажешь тоже! ( язвительно ) Пока нет!

ЮРА проходит в комнату и начинает рыскать по ней в поисках

чего-то.


ОЛЯ. Ну ты просто как у себя дома уже!

ЮРАСИК. Ну куда он мог деться?

ОЛЯ. Ну не моего друга же ты ищешь, в самом деле?! Такое

же просто-напросто невозможно!.. Может, ты меня разыгрываешь?

ЮРАСИК. ( чуть не плачет ) Ну где он? Где?

ОЛЯ. Нас послушать со стороны, так вообще бредятину несем

такую... Какой-то Шопенгауэр, был, - скажешь тоже! А! (

Хватается за голову. Говорит шепотом.) Микрофоны?..

ЮРАСИК. Нет, нет, совсем нет! А в-общем, считай, как

знаешь...

ОЛЯ. Что-то я тебя не понимаю...

ЮРАСИК. За нами следили, понимаешь, следили английские

спецслужбы - Пи - три-четырнадцать или как их там?.. А?

Ми-восемь? Все равно они прослушивали все наши разговоры... На

пленку все записали...

ОЛЯ. И что теперь будет?

ЮРАСИК. Все. Капец нам пришел!..

ОЛЯ. Они нас заберут? Шантажировать будут, вербовать,

да?.. А что мы знаем-то? Что мы знаем? Государственные тайны

какие? А? Кстати, а каков нынче курс продажи Родины, ты не в

курсе?

ЮРАСИК. ( Садится на кровать.) Нету! Все! Мне теперь



капец...

ОЛЯ. ( Подсаживается к нему.) Что, может, организуем

встречу двух великих людей? Моя Жорж Санд уже соскучилась после

вчерашнего... А как там Шопенгауэр? Он по-прежнему все такой же

женоненавистник? А? Юрочка?

ЮРАСИК. Не до шуток мне, понимаешь, не до шуток!..

ОЛЯ. Ну какие могут быть шутки? Жорж Санд не водит дружбу

с другими мужчинами, верно ждет своего Шопенгауэра, а тот на

нее даже глядеть не хочет, погрузился с головой, ты слышишь, с

головой, в себя и в свою философию... Только философия тут

проста, как в песне поется какой-то, ты моя женщина, я твой

мужчина... Чего тебе еще надо?

ЮРАСИК. Ничего мне не надо!

ОЛЯ. ( напевает ) Мне ничего не надо, кроме шоколада... (

Подбирается к нему.)

ЮРАСИК. Ну перестань, Оля!

ОЛЯ. Ты же сам говорил, официанту следует всегда помнить:

чем меньше вежливости проявляет этот... потребитель, тем

вежливее должен быть он сам... Ведь так, да? Изысканная

вежливость - лучший ответ на любую бестактность...

ЮРАСИК. Ну что ты лезешь ко мне все со своей философией и

литературой! Не знаю я ничего! Не читал ничего! И читать ничего

не хочу! И нечего меня пичкать именами своими! Не знаю я все

равно Шопена твоего... Плевать я на него хотел!

ОЛЯ. Дурачок! Зачем же на него плевать-то? Он же такой

могучий, такой сильный, такой выносливый... ( Расстегивает

молнию на ширинке.)

ЮРАСИК. Ну не надо! Не надо!

ОЛЯ. Такой хороший, такой нежный, такой ласковый...

Аааааааа! Кричит и в ужасе отбегает от него. Стоит посреди

комнаты и смотрит на него. ЮРАСИК встает и выходит из комнаты,

надевает ботинки и уходит, хлопнув дверью.


СЦЕНА ТРЕТЬЯ.
Снова трехкомнатная квартира. Все еще льется вода из душа.

ЮРАСИК, не снимая ботинок, проходит и выключает воду, идет к

дивану, на ходу стягивая галстук, и ложится.

ЮРАСИК. Что же делать? Что же теперь делать?

Звенит звонок. ЮРАСИК лежит и не обращает внимания на

звонки. Вдруг вскакивает и хватает трубку.

ЮРАСИК. Алло! ( с подобострастием ) Я не смогу! У меня

несчастье! Я... не могу сказать... Хуже, еще хуже! Гораздо

хуже! Нет, не умер, но тоже страшно... Как? Но я не могу! Я

хочу работать, я буду... Я отработаю...

Сидит с трубкой и качает головой. Резко бросает ее на

тумбочку.

ЮРАСИК. Сволочь! Сволочь!.. ( Изо всей силы бьет по

подушке.) Получай, собака! Получай! ( Падает на диван без сил.)

Главное - не терять головы! Думать! Думать! Куда он мог деться?

Куда? Так, вчера еще он у меня был. Когда я был у Ольки, он был

у меня точно... Потом я пришел домой... Лола уже спала... Или

делала вид, что спала... А на самом деле... На самом деле...

Это она! Точно она! Больше некому!

Снова хватает трубку. Набирает номер.

Мне Лолиту Анатольевну, пожалуйста! Привет! Срочно приходи

домой! Я все знаю! Ну, в-общем, все, что ты сделала... Потом

объясню! Срочно! Слышишь? Срочно! Да меня это вообще не

колышет!.. Скажи, дома несчастье, утюг там или газ... Срочно!..

Ты слышишь? Я жду!..

Лежит на кровати. Засовывает правую руку в штаны и щупает.

Как так могло получится-то? Голое место - ни раны тебе

никакой, ни пореза, ни шрама, я не знаю. Как я теперь без него?

Мне же капец придет, если не найду... А как она так смогла-то?

Наверно, пронюхала про Ольку, отомстить решила, вот и

отрезала... У, гадина! Достоинства моего лишила

единственного... И в туалет-то теперь нормально не сходишь - не

оттуда все течет, откуда нужно...

Открывается дверь и входит ЛОЛИТА. Снимает туфли и

проходит в комнату.

ЛОЛИТА. Ну что там у тебя? Что за паника?

ЮРАСИК. Где он? Где?

ЛОЛИТА. Кто - где?

ЮРАСИК. Я все знаю! Говори!

ЛОЛИТА. Да что ты знаешь-то? Что? Не говори загадками!

ЮРАСИК. Ну что ты делаешь вид-то, будто не понимаешь?

Говорю, я все знаю...

ЛОЛИТА. Ну ладно! Знаешь - и хорошо! Давно тебе сказать

хотела, да все как-то духа не хватало...

ЮРАСИК. Говори, где он... Где?

ЛОЛИТА. Ну хорошо... ( Садится.) У нас в офисе. Начальник

он мой. Понятно?

ЮРАСИК. Зачем вы это сделали?..

ЛОЛИТА. Ну как, Юрасик, зачем? Ты, конечно, в постели меня

удовлетворял, как говорится, целиком и полностью, а вот как

человек ты не так уж и интересен - все у тебя ресторан да

ресторан, а он о чем угодно поговорить может, не только о

деревьях своих и кустарниках... Ты не обижайся, конечно, но с

тобой уж слишком как то все просто получается, ни цветов тебе,

ни шампанского, сразу - постель, а с ним мы просто ходим,

разговариваем, на растения разные любуемся... А женщина же,

знаешь, любит ушами, а не только и не столько органами

своими... Мне, может, просто общения не хватало, и он это

понял...

ЮРАСИК. Ну и что? А он-то тут при чем? Его-то вы зачем

прибрали? Что-то не в порядке, что ли, у вас с головами?

ЛОЛИТА. Что-то я не понимаю, о чем ты... Как раз,

наоборот, с головами-то все в полном порядке... Сам понимаешь,

богатый жизненный опыт и все такое прочее. Да и не конкурент он

тебе в постели, так что не переживай. Ему уже восемьдесят два.

Шесть раз был женат. Как только бабе сорок исполняется, все -

берет другую. Последней было сорок шесть. Представляешь, почти

в два раза ее был старше? Так что я для него - самый смак!

Молоденькая совсем! Всего тридцать с малюсеньким таким

хвостиком... Правда, мне и меньше дают... Не знаю, почему

некоторые тебя моим сыном считают...

ЮРАСИК. А куда вы его-то дели? Куда? И зачем? Зачем он вам

понадобился?

ЛОЛИТА. Не знаю, Юрасик, не знаю... Но всегда мне

казалось, что не по любви ты на мне женился, а из-за

двухэтажной моей дачи и трехкомнатной моей квартиры... Только

напрасно это все, напрасно... Не оттяпать тебе моего, не

оттяпать!.. Не говорила я тебе, да ладно, сегодня скажу, раз

заоткровенничалась так... На него я все переписала недавно, на

Платона Тимофеича, так что, извини, Юрасик...

ЮРАСИК. Ну ладно, ладно... Бог с ним, с этим со всем! Где

мое хозяйство, где?

ЛОЛИТА. Это мое хозяйство! Так что нет у тебя теперь уже

ничего, нет!

ЮРАСИК. Где мое мужское достоинство?

ЛОЛИТА. Раньше нужно было думать о достоинстве своем

мужском...

ЮРАСИК. Как я жить-то теперь буду без него? Куда вы его

дели? Куда? Зачем он вам понадобился? Зачем? Что, у него своего

нет, что ли? Что у него, протез?

ЛОЛИТА. Напрасно ты оскорбляешь все Платона Тимофеича... О

тебе он, между прочим, очень хорошо отзывался... Говорил, за

ресторанами - большое будущее, а самая интересная книга на

свете - "Книга о вкусной и здоровой пище". Говорил, тот, кто

связан с питанием, ну кормит людей там блюдами всякими, тот

копает себе золотую жилу, потому что всегда, понимаешь, всегда

человек кушать хочет, война там или эпидемия какая... Да он и

сам, говорит, всю жизнь мечтал быть с кухнею связанным, только

ничего из этого не вышло - в дендрарий вот попал...

ЮРАСИК. Ну хватит уже о ерунде-то говорить о всякой!

Хватит разговор переводить! Отвечай прямо! Где мой друг? Ну...

мое хозяйство... Мое достоинство... Где?

ЛОЛИТА. Да... Это, по-моему, у тебя что-то с головой не в

порядке... Запаха вроде нет...

ЮРАСИК. Ну что ты под дурочку-то все косишь? Где мой...

богатырь, Илья Муромец, ну?..

ЛОЛИТА. Ну ты уж что-то вообще, я не знаю, сдвинулся...

ЮРАСИК. Заманала уже! Отвечай! Где?

ЛОЛИТА. Где-где? Кое-где...

ЮРАСИК. Ну я за себя не отвечаю. Или верни его мне, или я

тебя вообще пришибу... ( Идет на нее. Хватает за горло. Она

падает на пол.) Отвечай, Дездемона, пока не придушил!..

ЛОЛИТА. ( кричит ) Люди! Помогите! Он совсем сдвинулся!

Сдвинулся! Сдвинулся!

ЮРАСИК. Где мой богатырь? Где Илья Муромец? Отвечай! Куда

вы его дели? Говори!

В квартиру вбегает ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ в домашних тапочках.

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ. Простите, что без разрешения... Тут

было не заперто... Горит чего? Эй, хозяева, вы где? Есть здесь

кто-нибудь живой?

ЛОЛИТА. Убивают! Помогите!

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ. Юрий - как вас там? - Чейевич, ну как

вам не стыдно? Будьте благоразумны! Оставьте Лолиту

Анатольевну! Она ведь вам в матери годится...

ЮРАСИК. ( встает ) Да вам все равно меня не понять! Сухой

вы человек! Она меня достоинства моего лишила единственного...

Понимаете? Как я теперь жить буду, а? Как?

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ. Достоинство - вещь, так сказать,

нематериальная... Иногда через нее и переступить не страшно...

Где оно водится, достоинство это, и с чем его едят, сами

понимаете, никто не знает... Даже и я, хоть и в институте

подобного профиля работаю, социальных проблем - если слышали...

ЮРАСИК. Как мне теперь быть, может, скажете? Или дальше

будете трепаться ни о чем?..

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ. Навстречу нужно просто пойти друг

другу. Не в бутылку лезть, а просто прислушаться и попытаться

понять половину свою, так сказать, вторую... Мы ведь как раз

ситуации такие разбираем... Я вот над диссертацией сейчас

работаю, тему свою взял, "Последствия демографического взрыва"

- называется, там как раз об этом будет...

ЮРАСИК. Слушай, Прохор, как там тебя, ты мужик?

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ. Ну так как? Конечно!

ЮРАСИК. А ты представь, что вдруг в один ненастный день

все потерял... Представил?

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ. Что - все?

ЮРАСИК. Да вот это вот все! ( Хватает его за ширинку.)

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ. Да как вы смеете? Как смеете? Я

порядочный человек, а вы такое себе позволяете... Я на вас в

суд подам... ( Выбегает.)

ЛОЛИТА. Я и говорю, он совсем сдвинулся... Он опасен для

общества... ( Выбегает следом.)

ЮРАСИК. Это, наверно, сговор. Но что же мне делать? Что

делать? А, может, сходить в больницу? Там же делают операции

всякие?.. О, нужно сходить к Петрухе... А что? Это идея! Он

посоветует, как быть...
СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ.

Квартира Петрухи. Шикарная обстановка. Толстый Петруха в

махровом халате сидит в кресле и подпиливает ногти. Когда он

говорит, колышется подбородок, но пока он лишь мычит что-то,

похожее на аллегро из симфонии Людвига Ван Бетховена. Звонок.

Петруха открывает дверь. Входит Юрасик.

ПЕТРУХА. Вот так гость!.. Ну проходи! Не ожидал такого

визита! Сколько раз приглашал, и вот, не прошло и полгода...

Долгая дорога, видать, была... Но я рад...

ЮРАСИК. Я по делу... Подумал, может, ты знаешь... Ты же в

вопросах таких разбираешься...

ПЕТРУХА. Ну, подожди, подожди! С порога - и сразу о делах?

Ну кто же так делает? Может, "Мартини" выпьешь или еще чего?

ЮРАСИК. Ну не знаю... Я, вообще-то, по делу...

ПЕТРУХА. Ну ладно, смотри, Юрасик, как знаешь... (

Наливает себе и пьет.) Неплохой напиток, между прочим! Только

сейчас оценил его как следует... А пиво - это для халдеев...

ЮРАСИК. У меня несчастье случилось, понимаешь,

несчастье...

ПЕТРУХА. Что за гонки такие? Сейчас, подожди,

переоденусь... Не привык, знаешь, как-то о делах говорить в

халате банном...

Уходит. Юрасик берет пилку для ногтей и начинает сгибать и

разгибать ее. Появляется Петруха в строгом черном костюме и в

цветастом галстуке.

ПЕТРУХА. На работу мне еще идти... Знаешь, бизнес этот...

Ты что делаешь-то?

ЮРАСИК. А! Извини! ( Кладет сломанную пилку на стол.)

ПЕТРУХА. Ну так что за дело?

ЮРАСИК. Понимаешь, несчастье у меня - член пропал...

ПЕТРУХА. Ты что, разыгрываешь меня, что ли? Так это

дурацкая шутка...

ЮРАСИК. Я серьезно... У меня пропал член... Сегодня утром

только обнаружил... Проснулся, полез в душ, а его на месте

нет... Голое место одно...Я сразу к девчонке знакомой, думал,

может, она знает... Та: нет! Жену вызвал, та тоже не

признается... Что делать, не знаю... Подумал, может, ты

знаешь... Ты же в вопросах таких разбираешься...

ПЕТРУХА. Да не верю я. Покажи!

ЮРАСИК. Да говорю тебе, нет там ничего... Голое место - ни

раны тебе никакой, ни пореза, ни шрама, я не знаю. Как я теперь

без него? Мне же капец придет, если не найду...

ПЕТРУХА. Да не верю я все равно. Не может такого быть.

ЮРАСИК встает к зрителям спиной и снимает штаны. Петруха

закрывает руками глаза.

ЮРАСИК. Ну что, что мне теперь делать?

ПЕТРУХА молчит.

ЮРАСИК. Как я теперь без него?.. Мне же капец придет...

ПЕТРУХА. А что ты с ними связался-то? Говорил я тебе, до

добра они не доведут...

ЮРАСИК. Может, что-то еще можно сделать?

ПЕТРУХА. Не знаю... Не знаю, как так могло получится...

ЮРАСИК. Я сам до сих пор в себя придти не могу...

ПЕТРУХА. Да, бывает и хуже, но реже...

ЮРАСИК. Я тоже не понимаю, как так могло получится...

ПЕТРУХА. Чего только в жизни не бывает! По телику сегодня

упыря одного показывали, который из квартир стариков выселяет,

так ведь о нравственности же говорит, гордится, что их не

убивает... А в газете про женщин написали, которые, знаешь, на

заработки за границу едут, и рабынями там становятся в

публичных домах всяких... Так что, неужели они такие наивные,

что сразу не знают, что их ждет, а? А тут еще у тебя это...

Вообще, кошмар!.. Конец света! Вырождение нации... Смертность

превысила рождаемость, это ж надо, а?

ЮРАСИК берет ножницы и начинает ими щелкать.

ПЕТРУХА. Ой, мне же на работу надо!.. Бизнес, братишка,

бизнес... Суровая жизнь коммерсанта, постоянная нужда и

нехватка времени на личную жизнь... Извини, Юрасик!.. Пойдем, я

тебя провожу... Да ты не расстраивайся, сейчас люди и без этого

живут, делают искусственные, говорят, они даже лучше

настоящих... Пару раз качнул, и порядок! Никаких проблем,

понимаешь?

ЮРАСИК А где?.. Где это можно сделать?

ПЕТРУХА. В больницу надо идти, ну где транспланталогией,

то есть трансплантацией, знаешь, занимаются... А подожди,

может, тебе сначала в салон интимных услуг сходить, а? Там

можно купить простой такой, знаешь, на ремнях, двести баксов

всего... И никаких проблем, понимаешь?..

ЮРАСИК. А, может, я еще смогу найти свой? Ну где-то ведь

он есть сейчас...

ПЕТРУХА. Да ты что? Ищи его, свищи теперь... Раньше нужно

было думать... А сейчас... Слушай, может, тебе на протезный

завод съездить? А что? Там органы делают всякие, не только

руки-ноги там... Съезди! Какой-никакой, а все-таки шанс!

Конечно, сначала мучиться будешь с непривычки-то, но ничего,

потом быстро привыкнешь... Все равно лучше с искусственным, чем

вообще без него... Сам понимаешь...

ЮРАСИК. А там тоже на ремнях?

ПЕТРУХА. Не знаю, трансплантируют, наверно... Вживляют

туда, я не знаю, что ли...

ЮРАСИК. Ну куда же он делся? Ну куда?

ПЕТРУХА. Да, не говори, вообще петля...

ЮРАСИК. Для меня же, знаешь, смысл жизни был это почти...

Девчонки там разные, любовь... Ну и работа, конечно, немного...

К нам же всякие приходят... Сидят за столиками, подмигивают...

Потом ждут, когда я смену сдам, и мы идем... А сейчас... Не

знаю...

ПЕТРУХА. Говорил я тебе, до добра они не доведут... Не



послушал! Ну ладно... Пора, Юрасик! Все уладится, я думаю...

Только особенно не переживай. Всякое ведь бывает.

ЮРАСИК. ( надевает кроссовки ) Да пошел ты!.. ( Выходит.)
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

СЦЕНА ПЕРВАЯ.

Салон-магазин интимных принадлежностей "Аполлоша". На

стенде - презервативы нескольких десятков видов. У витрины с

искусственными фаллосами и надувными куклами стоит продавец,

серьезный мужчина в очках. Входит ЮРАСИК и озирается.

ПРОДАВЕЦ. Что вас интересует?

ЮРАСИК. Ну, как вам сказать, органы...

ПРОДАВЕЦ. Да вы не стесняйтесь, говорите...

ЮРАСИК. Я хотел посмотреть...

ПРОДАВЕЦ. Не стесняйтесь!

ЮРАСИК. Ну, члены...

ПРОДАВЕЦ. ( уважительно ) Ах, члены! У нас очень большой

выбор фаллоимитаторов! Вот, пожалуйста! На любой вкус!

Пластиковые, резиновые, есть даже деревянные, но это так... А

недавно вот поступил вообще отлитый из свинца... Полюбуйтесь,

пожалуйста! Согласитесь, многие о таком мечтают... И цена

вполне доступная... Триста семьдесят пять долларов... Но это

из-за того, что здесь в пенис впаян сплав титана - это для

прочности... Есть вот фарфоровый - но это больше

декоративный... А вам, позвольте узнать, для какой цели?

ЮРАСИК. Ну... Для обычной...

ПРОДАВЕЦ. Ну тогда вот, пластиковый... ( Дает ему.)

Произведен по новейшей западной технологии французской фирмой

"Венера ЛТД". Цена более чем доступная - всего сто пятьдесят

один доллар... Гарантия один год. Если хотите, можем дать два

года, но тогда придется доплатить тридцать пять процентов от

стоимости товара. Но практика показывает, что, если каждый день

эксплуатировать наш товар, срок его службы даже возрастает... В

этом и состоит новейшая западная технология... Понимаете,

пластик теряет свои качества только когда он в бездействии -

молекулы каучука, находясь в состоянии спокойствия, теряют свои

внутренние связи, и изделие приобретают так называемую рыхлую

структуру... Чтобы этого избежать, рекомендуется его

использовать не менее двух-трех раз в день... К сожалению, не

все наши клиенты могут быть столь активны, поэтому и обращаются

с возвратом...

ЮРАСИК. ( вертит в руках ) А как оно крепится?

ПРОДАВЕЦ. Этот у нас без креплений... Только с ручкой...

Но крепление можно приобрести отдельно... Всего пятьдесят

восемь долларов. Прочные кожаные ремни с застежками из стали...

Практически безотказная система...

ЮРАСИК. А оно может заменить настоящий?

ПРОДАВЕЦ. Конечно! Этот пластик исключительно нежный,

гибкий, эластичный, и полностью имитирует настоящий мужской

член в возбужденном состоянии. Один наш покупатель недавно

купил второй такой, сказал, что жене так понравилось, что она

просто выла от наслаждения и лезла на потолок... Решил

попробовать с двумя... Отзыв маркером на полкниги написал, в

таком был восторге... Да вы взгляните сами! Здесь все написано!

( Протягивает ему книгу отзывов.)

ЮРАСИК. ( Открывает книгу. Листает.) А настоящих у вас

нет?

ПРОДАВЕЦ внимательно смотрит на странного покупателя.



ЮРАСИК. Ну, я имею в виду, живые...

ПРОДАВЕЦ. ( забирает книгу и искусственный член ) К

сожалению, у нас только фаллоимитаторы...

ЮРАСИК. А если мне нужен живой, где мне его взять?..

ПРОДАВЕЦ. Молодой человек, обратитесь в больницу.

ЮРАСИК. А чего сразу в больницу? Я же у вас по-хорошему

спрашиваю...

ПРОДАВЕЦ. В шестьдесят шестой клинике оперирует хирург

Целковский... Обратитесь к нему.

ЮРАСИК. Как вы сказали? Циолковский?

ПРОДАВЕЦ. Целковский!

ЮРАСИК. Какая, вы говорите, клиника? ( Записывает в

блокнот.) Шестьдесят шестая... Как его найти?

ПРОДАВЕЦ. В регистратуре, пожалуйста... Всего доброго!

ЮРАСИК уходит, хлопнув дверью.
СЦЕНА ВТОРАЯ.

Приемное отделение шестьдесят шестой больницы. Юрасик

сидит на топчане. Выходит врач в белом халате.

ЦЕЛКОВСКИЙ. Это вы меня спрашивали?

ЮРАСИК. Я...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Что угодно?

ЮРАСИК. Я... Меня к вам... Я из "Аполлоши"...

ЦЕЛКОВСКИЙ. От Аполлоши? Какого Аполлоши?

ЮРАСИК. Магазин, знаете, есть такой...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Простите, что-то не припомню...

ЮРАСИК. Ну, знаете, интимных принадлежностей...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Ну и что? А при чем здесь я?

ЮРАСИК. Мне посоветовали обратиться к вам по поводу... ну

живого члена...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Живого члена? ( Смотрит на него.) Может, вам

не ко мне?

ЮРАСИК. Ну вы же Це... Циолковский?..

ЦЕЛКОВСКИЙ. Цел-ков-ский я... Вам не ко мне!

ЮРАСИК. Мне и сказали, Целковский! Мне нужен член,

нормальный член, не искусственный какой-то, а живой... Сказали

обратиться к Целковскому... Вот я и здесь!..

ЦЕЛКОВСКИЙ. А вы какого пола? Девочка, что ли?

ЮРАСИК. ( стыдливо ) Мужчина я...

ЦЕЛКОВСКИЙ. С мальчиками я не работаю... Не моя

специализация...

ЮРАСИК. Но у меня вообще ничего нет... Совсем... Знаете,

как у девочек почти...

ЦЕЛКОВСКИЙ. А вы говорите, мужчина! Пройдемте в кабинет!

Посмотрю.

Входят в кабинет.

ЦЕЛКОВСКИЙ. Раздевайтесь, и ждите за занавесочкой! (

Садится за стол и пишет. Юрасик раздевается и прячется за

занавеску. Целковский отрывается от бумаг.) Девушка!.. Ой,

простите, молодой человек, вы готовы? ( Проходит за занавеску.)

О! Это редкий клинический случай! Такого еще в моей практике не

было. Девочка без грудей была, без сосков несколько было, с

волосяным покровом на теле были, но чтобы мальчик, и без

всего... Это просто здорово! А как так случилось? Это у вас

наследственное или как?

ЮРАСИК. Я не знаю, проснулся сегодня, полез в душ, а его

на месте нет... Голое место одно - ни раны тебе никакой, ни

пореза, ни шрама, я не знаю. Как я теперь без него? Мне же

капец придет...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Да... Здорово! ( Вполголоса, как будто

обращаясь к самому себе.) Это, видимо, неблагоприятные условия

обитания, экологически нечистая среда, а, может, последствие

увеличения радиактивного фона... Мутация, происходит мутация...

Человечество вырождается... Гм... ( Юрасику ) А раньше у вас

как, все в порядке с этим было?

ЮРАСИК. Раньше вообще никаких проблем... Девчонки просто с

ума сходили... Да он моей гордостью просто был, моим смыслом

жизни... А теперь...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Да... Редкий клинический случай... Ну что же?

Я рад... Одевайтесь, пожалуйста... ( Садится за стол.) Хорошо,

что вы обратились ко мне... Кем работаете?

ЮРАСИК. Официантом...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Угу... Знаете, сколько это будет стоить?

ЮРАСИК. Нет...

ЦЕЛКОВСКИЙ. Так... Сейчас подсчитаю... Пять триста плюс

семь восемьсот, еще где-то около двухсот в сутки, умножить как

минимум на семь, а то так на десять... В-общем, где-то

пятнадцать тысяч будет...

ЮРАСИК. Долларов?

ЦЕЛКОВСКИЙ. Ну не рублей же!

ЮРАСИК. А где мне их взять, такие деньги?..

ЦЕЛКОВСКИЙ. Ну я не знаю... Вам же дают чаевые...

ЮРАСИК. Но не столько же!.. Откуда у меня такие бабки?

ЦЕЛКОВСКИЙ. Это государственные расценки. Я вам сосчитал

даже со скидкой.

ЮРАСИК. Почему?

ЦЕЛКОВСКИЙ. Ну у вас же нет ничего, значит, и менять

нечего, понимаете? Только пришить, и все! Делов-то!

ЮРАСИК. А он будет работать-то?

ЦЕЛКОВСКИЙ. Да, конечно, он будет нормально

функционировать, но про собственных детей, разумеется, придется

забыть... Репродуктивная функция у вас будет отсутствовать...

Это однозначно!..

ЮРАСИК. А его не надо будет накачивать?

ЦЕЛКОВСИЙ. Как накачивать?

ЮРАСИК. Ну, качнуть там пару раз?..

ЦЕЛКОВСКИЙ. Все зависит от исхода операции... Пока

загадывать рано... Тут, знаете, фивти-фивти... Понимаете меня?

ЮРАСИК. Ну ладно... ( Идет.)

ЦЕЛКОВСКИЙ. Куда вы?

ЮРАСИК. Не по карману мне...

ЦЕЛКОВСКИЙ. А кому сразу по карману такая сумма? Тут нужно

у родственников пособирать, как говорится, по сусекам

поскрести... Глядишь, чего наберется... А если нет, можно ведь

еще и объявление в газету тиснуть... Я могу вам помочь

составить текст... Бесплатно, разумеется... Например, написать

так: "Молодой симпатичный человек оказался в тяжелейшей

ситуации, лишившись самого важного органа своего тела..."

ЮРАСИК. И что, вы думаете, это поможет?

ЦЕЛКОВСКИЙ. Ну не сразу, конечно, но шанс есть...

Постойте! А в крайнем случае, я , может, возьмусь и так, если

коллеги поддержат... Все-таки резонанс будет немалый...

Подождите! Приходите завтра! Я обмозгую этот вопрос и завтра

обсудим... Еще нужно будет обязательно сдать все анализы... Ну

куда же вы? Подождите!..

ЮРАСИК уходит.


СЦЕНА ТРЕТЬЯ.

Снова квартира Оли. Она лежит на кровати в халате и читает

книгу "Сексуальная патология". Звонок. Входит Юрасик.

ЮРАСИК. Это снова я... Не к кому больше мне идти... (

Стоит и смотрит.) Лолита сказала, что живет давно уже с

другим... С пенсом каким-то...

ОЛЯ. Нашел? ( ЮРАСИК качает головой.) Как же так

получилось?

ЮРАСИК. ( снимает обувь и проходит в комнату ) Не знаю я

ничего... Не спрашивай! ( Садится на кровать.)

ОЛЯ. Я тут места себе не нахожу... Делать ничего не

могу... Все думаю: как это так вышло? В голове даже не

укладывается... Это у Гоголя только было, да и то, у него нос,

а тут такое... Без носа-то еще прожить можно как-то, а без

этого нельзя... Да и то ведь он придумал, а тут - на самом

деле... Скажи кому, так не поверят ведь... Голое место... Если

бы отрезал кто, так рана бы была большая, а тут - ничего... Ты

еще п`исать-то не хочешь?

ЮРАСИК. Что мне делать теперь? Скажи! Я ведь в петлю уже

лезть готов... Жизнь смысл совсем потеряла... Мутантом каким-то

стал без всего... Жена с другим ушла, с работы, сказали,

уволят... Нет, лучше умереть... Не хочу я жить таким, без

всего...

ОЛЯ. О! Подожди! Я тут про Гоголя говорила... А как у него

закончилась повесть-то эта, помнишь? Нет? ( Бросается к

книжному шкафу. Роется. Ищет книгу.) Ты извини меня, Юрочка!

Утром я так с тобой разговаривала грубо. Но я ведь не знала

тогда... Как я себя ругала потом за это!

ЮРАСИК. Оленька, да ты что?

ОЛЯ. Ты сам говорил, что официант просто обязан "не

заметить" неловкости, допущенной посетителем... Ведь так, да?

ЮРАСИК. Ну хватит уже! Я не официант!

ОЛЯ. О! ( Открывает книгу. Листает.) Вот! Чепуха

совершенная делается на свете. Иногда вовсе нет никакого

правдоподобия: вдруг тот самый нос, который разъезжал в чине

статского советника и наделал столько шуму в городе, очутился

как ни в чем не бывало вновь на своем месте, то есть именно

между двух щек майора Ковалева. Это случилось уже апреля 7

числа. Проснувшись и нечаянно взглянув в зеркало, видит он:

нос! Хвать рукою - точно нос! "Эге!" - сказал Ковалев и в

радости чуть не дернул по всей комнате босиком тропака, но

вошедший Иван помешал. Он приказал тот же час дать себе умыться

и, умываясь, взглянул еще раз в зеркало: нос. Вытираясь

утиральником, он опять взглянул в зеркало: нос!.. ( Закрывает

книгу. Ставит назад на полку. ) Ну, в-общем, дальше все ясно...

Короче, нос оказался в печном хлебе... Вспомнила!..

ЮРАСИК. И что теперь будет?

ОЛЯ. Я думаю, раз у него нашелся, найдется и у тебя...

ЮРАСИК. В хлебе? А если не найдется?

ОЛЯ. Ничего, будем жить вместе, я буду тебя жалеть, кремом

место это твое смазывать, может, снова вырастет... Говорят,

любовь чудеса с людьми настоящие делает... А если нет, можно

ведь и без него обходиться... Я знаю, живут люди по-всякому, у

многих нет, и ничего, говорят, даже счастливы... Счастье - это

ведь состояние души, а не тела... У нас будут с тобой

платонические отношения...

ЮРАСИК. Да уж, скорее плутонические... От слова "плут",

да? Только не выйдет все равно ничего! Как же я без него? Как?

ОЛЯ. Это сначала кажется, что страшно... А потом ничего...

Человек, подлец, ко всему привыкает - это же этот сказал, я не

помню, кто...

ЮРАСИК. Не смогу я так жить бесполым существом, Оля, не

смогу... Надо мной же смеяться все будут, кому не лень...

ОЛЯ. А никто и не узнает. Мы будем хранить тайну за семью

печатями... Молчок, зубы на крючок, да? Ты снова в ресторан

свой ходить будешь, "Червячок", да? Блюда снова на подносе

разносить будешь - у тебя это так красиво получается, как в

кино. Я ведь когда тебя в первый раз с подносом твоим увидела,

так сразу и поняла, что влюбилась. А ты еще так улыбнулся

улыбкой своей голливудской... Нужно будет тебе только потом не

забыть - зуб этот, который сбоку, поставить... А так все будет

классно... А что касается меня, я еще годик проучусь, и тоже

куда-нибудь устроюсь... С моим дипломом меня ведь хоть куда

возьмут... Философы ведь нужны везде и всюду... Говорят, почти

все руководящие работники - с философским образованием... Я

считаю, что так и должно быть... Они должны уметь мыслить

системно у себя там, наверху...

ЮРАСИК. Никчемная у меня жизнь... Да двадцати восьми лет

прожил, а так ничего и не сделал... Концом только своим

туда-сюда махал... Думал, это что-то значит... И работа-то мне

больше потому и нравилась, что девчонок красивых много... Да

только что толку? Эх! ( Растягивается на кровати.) Где найти

счастье? Наверно, только в могиле...

ОЛЯ. Да что ты говоришь-то, Юрочка??

ЮРАСИК. Знаешь, перегревшийся на солнце скорпион сам себя

жалит и умирает... Эх, если бы я так мог!

ОЛЯ. Что, неужели без этого жить не стоит? А? Я понимаю,

конечно, что это наслаждение приносит безумное, что с этим

жизнь приобретает вкус, но ведь можно же любить духовно...

ЮРАСИК. Конечно! Кто не может физически, тому остается

только духовно, да?

ОЛЯ. И еще можно добиться больших успехов в труде, сделать

карьеру... Сублимация - тоже иногда не так плохо...

ЮРАСИК. Зачем мне эти успехи? Зачем мне эта карьера? Все

коту под хвост!..

ОЛЯ. Я слышала, что даже кастраты сексом заниматься

могут...

ЮРАСИК.Я даже не кастрат, не импотент, я хуже... Я вообще

никто, понимаешь, никто...

ОЛЯ. Как это там? Сейчас... ( Декламирует.)

Я - Никто. А ты - ты кто?

Может быть - тоже - Никто?

Тогда нас двое. Молчок!

Чего доброго - выдворят нас за порог.

Как уныло - быть кем-нибудь -

И - весь июнь напролет -

Лягушкой имя свое выкликать -

К восторгу местных болот.

ЮРАСИК. ( Вскакивает ) Ты что?

ОЛЯ. Это моя любимая поэтесса, Эмили Дикинсон... Она,

кстати, была старой девой, всю жизнь жила одна, учительницей

работала в селе каком-то... Никто даже и не знал, что она стихи

пишет... А после смерти нашли коробку из-под обуви, а в ней

сложены листки бумаги, исписанные бисерным почерком... И по

счастливой случайности все это не выбросили на помойку, а

отнесли редактору местной газетенки, тот прочитал, ничего,

понравилось, и отвез в город своему другу, тоже журналисту, а

тот возьми да и напечатай небольшую подборку... Стихи заметили,

и пошло-поехало... Так и появился классик американской поэзии,

к тому же, женщина...

ЮРАСИК. Но мне-то от этого не легче... Что я, тоже должен

стихи начать писать, чтобы славу после смерти получить, да?

Будут про меня также, как ты про эту, рассказывать, говорить:

"Жил в конце двадцатого века такой мудак, и, хотя у него между

ног ничего не болталось, умел он стихи сочинять талантливые про

импотентов и кастратов...", так, да?

ОЛЯ. Юра, расслабься! Ну ты что?

ЮРАСИК. Да не могу я уже расслабиться! Ты поставь себя на

мое место. Представь, что у тебя бы ничего не стало, как бы ты

себя почувствовала, а?

ОЛЯ. Точно так же... У меня и так, и так сейчас не

стало... Я ведь, может, больше твоего пострадала! А ты подумал,

как я теперь жить буду без него, подумал? Думаешь, так просто

было такого найти, чтобы подошел и душой, и телом?

ЮРАСИК. Оля, извини! Я не знал...

ОЛЯ. А что ты знал-то? Что? Ты думал, что мне нравиться с

тобой только сексиком заниматься? Да просто я не говорила тебе,

что мне больше нравится гулять с тобой под луной, слушать, как

ты фильмы пересказываешь разные... И так я все себе живо

представляла, что мне на самом деле смотреть-то их было уже и

не интересно, у меня уже и так было о них свое представление...

Твое представление, ведь я видела эти фильмы твоими глазами!..

Еще я любила музыку с тобой слушать разную... Которая нравится

тебе, та точно нравится и мне, представляешь, фантастика какая?

Тебе - "Pink Floyd", и мне - "Pink Floyd", тебе - "Jethro

Tull", и мне - "Jethro Tull", тебе - Брайан Ферри, и мне -

Брайан Ферри...

ЮРАСИК. Не нравился мне Брайан Ферри!.. Одна песня только,

может...

ОЛЯ. И мне та же самая песня нравилась... "Don`t stop the

dance", да?..

ЮРАСИК. Но теперь все в прошлом, понимаешь, в прошлом...

ОЛЯ. Почему в прошлом? Все в будущем! Как я рада, что ты

от этой крысы уходишь... Не любил ведь ты ее никогда, ведь так?

А меня - любишь... Скажи, что любишь...

ЮРАСИК. Люблю.

ОЛЯ. Скажи громче!

ЮРАСИК. Люблю!

ОЛЯ. Скажи полностью!

ЮРАСИК. Я тебя люблю! ( Обнимает ее. Целует.) Мне ведь

тоже, если хочешь знать, секс этот иногда не главным казался...

Мне просто нравилось быть с тобой, лежать при свечах,

разговаривать... А иногда, особенно после работы когда

приходил, уставший сильно, для меня же это как обязанность была

какая-то постыдная...

ОЛЯ. А почему этого ты не говорил раньше?

ЮРАСИК. Не знаю, как-то стыдно было... Тогда ведь я даже,

помню, подумал как-то: вот, если бы я его не имел, насколько бы

у меня жизнь была проще... Никаких проблем тебе! Живи и

радуйся!


ОЛЯ. Ты так думал?

ЮРАСИК. Не с тобой когда был, а с Лолитой этой

Анатольевной...

ОЛЯ. Правда?

ЮРАСИК. Ну, конечно! Представь, целый вечер на ногах,

покушаешь на ночь, придешь к тебе, соскучишься же страшно,

выплеснешь все, а потом домой, к этой... И тоже супружеские

обязанности выполнять надо... А сил никаких! Когда по три - по

четыре раза выходило, думал, все, капец мне пришел! Ан нет,

ничего! И уж никак я не ожидал, что этим дело закончится...

Всегда таким сильным себя считал в самцовом отношении!..

ОЛЯ. Вот, видимо, потому природа и проучила... Но это ведь

не главное, Юра, не главное! Главное - в другом... В нас... В

нас самих... Может, ты скажешь, что я дура набитая, идеалистка

несчастная и совсем с ума сошла от философии своей, но мне

кажется, если есть в нас истинные чувства, то все остальное не

имеет никакого значения... Все остальное ровным счетом ничего

не значит... Лишь бы была любовь... Я все равно тебе верной

буду... Также, как эти три года, я буду твоей и десять лет, и

двадцать, и тридцать... Твоей, только твоей! А ты просто должен

верить в себя! Потому что, если будешь хорошо себя чувствовать

ты, буду хорошо себя чувствовать и я...

ЮРАСИК. Оля, где же я был раньше? На какой планете обитал,

когда мой единственно близкий и дорогой человек был рядом?

Они обнимают друг друга.

ОЛЯ. Мне так хорошо с тобой... Ой!

ЮРАСИК. ( Отстраняется от нее.) Что случилось?

ОЛЯ молча смотрит на мужчину.

ЮРАСИК. Я так счастлив! Так счастлив! Спасибо, что все это

произошло, и я понял, что у меня есть ты... Я теперь самый

счастливый человек на свете! Правда? Ведь да?

ЮРАСИК берет ОЛЮ на руки и кружит с ней по комнате. Гаснет



свет. Занавес.
КОНЕЦ.
скачать файл



Смотрите также:
Сергей Кузнецов. Полюбила парня я
321.87kb.
-
122.18kb.
Брюханова Л. И. Разведчик Николай Кузнецов : док повесть / Л. И. Брюханова. Свердловск : Средне-Уральское книжное издательство, 1976. 174 с
38.03kb.
Н. Н. Кузнецов Р. В. Кузнецова Николай Герасимович Кузнецов: Путь флотоводца – воспоминания, очерки, исследования Москва 2012 Редакционно-издательское оформление книги: цниипаф главархива Москвы
14811.87kb.
Фильмы фестиваля российского кино «окно в европу» 8 – 14 августа 2013 г. Выборг дед 005 12+
199.94kb.
Муниципальный совет Ровеньского района Тарасенко Сергей Николаевич
12.38kb.
1 м. Алексеевская сош (Горохов Николай, Владимиров Сергей, Ганенко Сергей, Трегубов Алексей, Соловьев Денис, Королевский Максим, Нуштаев Данил, Трубинский Дмитрий, Зененко Павел)
19.46kb.
Прогресс инженерных методов в исследовании рабочего процесса в элементах энергетических устройств систем трубопроводного комплекса
110.41kb.
Сергей Мусаниф Хроника Третьего Кризиса Сергей Мусаниф
5539.34kb.
Генеральный директор компании Enter Сергей Румянцев создал управление счастья сотрудников и проводит пятницы бабочек и смешных труселей. Так играючи он создает крупнейшего ритейлера в сегменте non-food
184.51kb.
Ректор Кузнецов О. Л
67.73kb.
Перед вами лучшие из произведений Балмера. Подлинная история воина Скорпиона парня, рожденного и выросшего на Земле, но однажды перенесенного мудрыми савантами на планету Креген системы Антареса
3009.22kb.